Spectacular, Tentacular

Автор: lazy_daze

Переводчик: Сивиспакем

Оригинал: ссылка

Разрешение на перевод: получено

Пейринг: Сэм/Дин

Рейтинг: NC-17

Жанр: PWP

Дисклеймер: Все права на сериал "Сверхъестественное" принадлежат Эрику Крипке

Предупреждения: тентакли! жуткие, склизкие тентакли, использующиеся по прямому слэшерскому назначению. Я предупредила.


Дин!.. Прекрати!.. Дин!

Дин смеется, а Сэм, передернувшись, вытирает шею и выкарабкивается из-за кровати, куда он свалился в попытке отбиться от диновых приставаний.
- Это просто омерзительно, Дин.

- Вовсе нет. Поверить не могу – ты такой ханжа (prude), что парочка скользких щупальцев кажется тебе омерзительной!

- Поверить не могу – ты такой извращенец, что тебя ничего не смущает в этом заявлении!

Дин усмехается и откидывается на подушку. Щупальца лениво выписывают в воздухе непонятные узоры. С чем-то вроде благоговейного ужаса Сэм смотрит, как, повинуясь земному притяжению, капля слизи скользит по молочно-белой поверхности щупальца и исчезает у Дина под мышкой, где щупальца соединяются с телом. Прошел уже целый день, а Сэма все так же передергивает от одного их вида: два длинных, гибких, покрытых слизью отростка, у основания толщиной почти с динову руку, сужающиеся к концам. Как любой охотник, Сэм за свою жизнь повидал немало мерзости, но от абсолютной, отвратительной неестественности этой картины – щупальца, растущие прямо из его брата – у него внутри все переворачивается. Что, разумеется, приводит Дина в полный восторг. Сэм практически уверен, что Дин из чистого упрямства преодолел собственное отвращение - которое должно быть тем больше от того, что это его щупальца – лишь бы поизмываться над сэмовой брезгливостью.

Дин пожимает плечами, и по щупальцам проходит волна.
- Это всего на несколько дней. К тому же они забавные. Особенно когда ты так пугаешься.

- Дин, они же склизкие!

Тот усмехается:
- Я знаю, - такая ухмылка у Дина обычно говорит о сексе, но с чего бы ему…

На лице Сэма мгновенно появляется гримаса ужаса.
- Фуу. Дин, ты не… Ты же не?.. – он знает, что в его голосе – надежда. И знает, что Дин сейчас с наслаждением эту надежду растопчет. Временами Сэм ненавидит свою жизнь.

Дин смеется, и щупальца возбужденно извиваются – будто понимают, что речь о них. Сэм знает, что Дин хорошо их контролирует, но в то же время есть в них что-то, пугающе похожее на способность разумно мыслить.

- Не понимаю, чему ты удивляешься. Я и не на такую гадость шел ради хорошего оргазма. Они – часть меня, они скользкие, и сильные, и…

Сэм содрогается и снова трет шею, пытаясь не думать об этом – не думать о том влажном прикосновении, когда они сидели и смотрели телевизор, и Дин протянул щупальце и погладил его шею, об этом – брррр – щупальце, плотно обернутом вокруг его…
- Тебе правда надо лечиться.

Дин грациозно соскальзывает с кровати – щупальца покачиваются в такт его движениям – и подходит к Сэму, который нервно пятится в сторону ванной. Дин ухмыляется:
- А прошлой ночью ты другое говорил.

- Не смей ко мне приближаться с этими штуками, - ровно произносит Сэм. – Я к тебе даже по-братски прикасаться не хочу, когда ты ими тут размахиваешь, не говоря уж о чем-то большем. Да и зачем тебе я? Твои новые дружки явно приносят тебе достаточно удовольствия.

На лице у Дина отражается что-то очень похожее на обиду.
- Не будь таким кайфоломом, Сэмми, - уговаривает он и тянет к Сэму свое щупальце.

Сэм вздрагивает.
- Даже не думай. Серьезно, мне уже от пребывания с тобой в одной комнате хочется душ принять, - Сэм поворачивается к двери, ведущей в ванную, снимает рубашку – запустить ей в Дина? Хотя нет, на ней эта слизь останется – делает шаг к ванной, и тут одно из диновых длиннющих щупалец простреливает сквозь воздух и с грохотом захлопывает дверь.

Сэм невольно судорожно вдыхает – получается очень драматично – и сердито поворачивается к Дину.
- Какого черта?

Дин качает головой.
- Господи, Сэмми, остынь. Ну же, не артачься. Обещаю, я покажу тебе, как с ними классно.

- Очень сомнева… Эй!

Сэм пытается отпрянуть, но упирается спиной в стену, и чертово щупальце проводит влажную дорожку по его груди и принимается кружить вокруг соска. Сэм издает совершенно немужественный звук и поднимает руки, чтобы отмахнуться, но… ну, оно так уверенно трет его сосок, и, возможно, Сэм невольно подвозбудился – совсем слегка! – от диновых слов, а из-за судорог отвращения, от которых все волоски на теле встают дыбом, кожа становится только более чувствительной, и Дин знает, что соски – его слабое место… в общем, Сэм просто – как-то не доходит до того, чтобы оттолкнуть щупальце, и обессилено приваливается к стене. Щупальце, мягкое и твердое одновременно, как упругая резина, покрытая смазкой, умело теребит его сосок, а Дин подходит ближе, и Сэм пытается выровнять дыхание, но с самого начала было ясно, что эту битву он проиграл.

- Не смешно, - выдыхает он, и Дин в ответ смеется, словно чтобы опровергнуть его слова.

- Еще как смешно. И охуенно возбуждает, - Дин делает еще шаг, бесцеремонно вторгаясь в его личное пространство, но не целует Сэма, не трется об него – не дает притвориться, что его член переходит от невольного полу-напряжения в полную боевую готовность вовсе не из-за щупалец. Дин просто пристально наблюдает за ним, переводя взгляд то на свое щупальце, то на лицо Сэма. Становится жарче. Сэм стискивает зубы.

- Ладно. Может, ощущения неплохие, но все равно это противно и – нет! Дин!

Дин делает еще шаг вперед и кладет руки Сэму на ремень, пальцы тянутся к ширинке, и второе щупальце скользит вниз по шее, заставляя волоски на руках встать дыбом, оставляет мокрый след на груди, по животу, ниже…
- Если бы ты хотел, ты бы уже все это прекратил, - будто между делом замечает Дин, и он прав, потому что Сэм большой, сильный и его совсем не заводит подчиненное положение. Но предательский извращенный мозг возрождает в голове картинку, появившуюся, когда Дин впервые сказал, что дрочил щупальцами – скользкими и сильными – и желание любопытного либидо пересиливает нежелание разума. Мир вокруг теряет четкость, потому что чем больше Сэм думает о щупальцах – странных, скользких, чужих – тем сильнее что-то внутри поджимается от панического желания, выталкивая из Сэма позорно высокий стон, когда Дин расстегивает молнию на его штанах, и щупальце проскальзывает в трусы. Щупальце пробирается через завитки волос, и Сэм содрогается, а потом Дин стягивает его трусы под яйца, и щупальце начинает обвиваться вокруг сэмова члена.

И это – ох, это совсем непохоже на все, что Сэму доводилось трахать раньше – непохоже на руку, на рот, на вагину, на задницу - и ощущение совершенно дикое. Щупальце начинает свой путь у основания, скользко обхватывает яйца, и вьется по члену вверх, неумолимо, как змея, душащая жертву. Виток за витком, пока кончик щупальца не начинает поглаживать набухшую головку – легкими, влажными мазками. Весь член Сэма туго перевит щупальцем, расширяющимся книзу, так что часть, обхватывающая и сжимающая сэмовы яйца, гораздо толще той, что стискивает его член.

- Уфф, - Сэм, крепко прижимается затылком к стене, потому что он не может смотреть на это – слишком странно, слишком противно, слишком, черт возьми, возбуждающе.

- Вот видишь, - говорит Дин глухо и восторженно. – Ну же, Сэмми, посмотри. Выглядит так ненормально, но ощущения охуенные, да?

Руки Дина покоятся на сэмовых бедрах, но когда Сэм с бешено колотящимся сердцем опускает голову, чтобы взглянуть, Дин принимается расстегивать собственную ширинку. Сэм заворожено смотрит на свой член, почти полностью скрытый толстыми белыми петлями – так, что выглядывает только темно-красная головка, по которой раз за разом проходится кончик щупальца.

- Срань господня, - шепчет Сэм. – Как будто это член чувака из рекламы Мишлен.

Дин фыркает, щупальце конвульсивно сжимается, и Сэм запрокидывает голову, толкаясь бедрами в эту безумную, сказочную тесноту.
- О Господи, ты был прав, блядь, я тебя ненавижу, но Господи Боже мой…

Второе щупальце все еще играется с сосками Сэма, и где-то на задворках сознания он отмечает, что по груди у него сбегают ручейки слизи, и это так неправильно, что заводит до умопомрачения.

Дин задумчиво хмыкает, и Сэм, опустив взгляд, видит, как щупальце на его груди, не переставая теребить соски, вдруг словно… расщепляется, и от него отделяется третье.

- Господи, так не должно быть, - выдыхает Сэм, ощущая новый приступ отвращения, который, впрочем, не может затмить сильнейшего, невозможного возбуждения.

- Я и не знал, что так умею, - отмечает Дин с удивлением и радостью.

Новое щупальце резво устремляется к динову члену, который тот только что выпростал из джинсов, и оборачивается вокруг него так же, как то, что сжимает Сэма. Дин стонет, когда оно начинает путь наверх, и Сэм прикусывает губу, чувствуя, как его собственный член пульсирует в беспощадной хватке. Это просто ошизительно; щупальце ритмично сжимается вокруг него, почти пульсирует, петля, стискивающая его яйца, только подчеркивает ощущения в члене, из него словно выдаивают оргазм, и время от времени кончик проходится точнехонько по щели в головке, и слизь смешивается с сочащейся из нее прозрачной жидкостью – от этого по телу Сэма каждый раз прокатывается нервная, обжигающая волна.

Дин, довольно постанывая, придвигается ближе, и их обвитые члены прижимаются друг к другу; щупальца начинают сокращаться быстрее.

- Твою – оох – мать, - выдыхает Сэм. – О черт, я сейчас…

- Неа, - возражает Дин. – Я хочу показать тебе еще кое-что.

Сэм тихо скулит, потому что его яйца, тяжелые и переполненные, готовы взорваться. Он отчаянно хочет кончить, но щупальце сжимается сильнее, и это приятно, но оно не дает ему кончить, словно ставит какой-то странный телесный барьер, хотя его член вздрагивает все сильнее, а кончик щупальца играется уже в целой луже натекшей смазки.

Со скользким причмокиванием и странным тянущим ощущением щупальце – на сей раз то, что обернуто вокруг его члена – расщепляется и выпутывается из тугой хватки, скользит вверх по его груди, по шее и – спускается по спине.

- Дин…

- Чшш, - успокаивает Дин. – Обещаю, будет хорошо. По-настоящему круто.

Да, мысль о том, как Дин трахает себя собственным щупальцем интригует, но вот насчет себя Сэм не уверен. Он любит, когда его заднице уделяют внимание, обожает, когда Дин бесстыдно вылизывает его там, но это, черт возьми, щупальце, так что…

Оно уверенно движется вниз, оставляя за собой мокрый след, проскальзывает между ягодиц, и кончик совсем тонкий, но Сэм знает, что по мере проникновения оно станет больше, раскрывая до предела. С протестующим мычанием Сэм зажимается, но щупальце все равно легко пронимает внутрь, покрывая отверстие слизью. Перед глазами у Сэма вспыхивают огни – упругий влажный кончик кружит совсем неглубоко, так хорошо, так дико, и Сэм впивается пальцами в плечо Дина, расслабляясь, открываясь.

- О Господи, - хрипит он, - блядь, Боже, у меня в заднице щупальце.
Оно проникает в него медленно и неумолимо, гладко и скользко, и по его ногам бегут потоки слизи. Это почти как палец, только движется легче, и лучше, и глубже, и его дырка растягивается под напором расширяющегося к основанию щупальца так постепенно, что Сэм замечает это, только когда он растянут уже на ширину добрых трех пальцев – к этому моменту он обычно или кончает, или начинает ныть, так что Дин в итоге переворачивает Сэма на спину и отсасывает ему.

На этот раз Сэму почему-то хочется узнать, сможет ли он зайти немного дальше.

Щупальце начинает выскальзывать из него, и Сэм сжимается, стараясь удержать его в себе, но ничего не получается – слишком скользко – и тут оно снова вламывается внутрь, пробирается дальше, Господи, да, намного дальше, и ощущения просто невероятные.

- Боже, - выдыхает он, и Дин сдавленно смеется. Он прижимается лбом ко лбу Сэма, и Сэм, опустив глаза, видит, как еще одно щупальце отделяется, обвивается вокруг динова бедра, и Дин расставляет ноги пошире, чтобы, блядь, чтобы ему было удобней трахать себя собственным щупальцем, удерживая при этом Сэма на месте. Сэм никогда не делал ничего настолько безумного, настолько возбуждающего.

Он с открытым ртом следит за передвижением нового щупальца, и Дин ухмыляется:
- Не одному же тебе развлекаться.

Сэму хотелось бы податься вперед и поцеловать Дина, но сил хватает только на то, чтобы стонать и дергать бедрами, разрываясь между желанием выгнуться назад, усилить влажное давление внутри, и толкаться вперед, в пульсирующую хватку вокруг его члена. Подступивший оргазм по-прежнему натягивает до дрожи все нервы, подпирает яйца, но эта хватка – не – дает – кончить.

Щупальце в его заднице извивается, как бешеное, распирает изнутри, и там внутри тянет от этого странного давления, от того, как это невероятно хорошо. Затем оно начинает толкаться сильнее, ввинчивается старательно и глубоко, и Сэм стонет одновременно с Дином.

- Срань господня, чувак, - выстанывает Дин. Его щеки алеют, глаза полуприкрыты. – О Боже, кажется, ты сейчас доведешь мое щупальце до оргазма. Кажется, ты ему нравишься.

- Умф, - выдавливает из себя Сэм, а щупальце внутри него становится шире и напряженней, резко толкается в него два, три раза, растягивая, вбивается еще глубже, и Дин всхлипывает и – ох, а вот теперь слизи действительно много, она выливается из щупальца, сбегает вниз по бедрам Сэма, скользкая и отвратительная, и последние движения щупальца в Сэме получаются особенно влажными, гладкими и офигенно приятными.

Тело Сэма натянуто, как тетива, удовольствие скручивается внутри в тугую пружину, он стискивает щупальце у себя внутри, отчаянно желая, чтобы оно осталось в нем, довело его до разрядки, а не выскальзывало, удовлетворившись. Он выпускает диново плечо и тянется рукой вниз, туда, где щупальце на члене так мучительно долго удерживает его от оргазма. Пальцы скребут по скользкой поверхности, слизь забивается под ногти, и ему удается ослабить тугую хватку на яйцах.

- Эй! – возмущенно вскрикивает Дин, и все его щупальца протестующее сжимаются, а Сэму только это и нужно. Яйца тяжело поджимаются, а член бешено дергается в скользких тисках. Кончик щупальца снова потирает щелочку, а затем толкается внутрь – совсем слегка – и по набухшему члену Сэма простреливает почти невыносимый жар, сперма выплескивается наружу, вокруг кончика щупальца, разливается, молочно-белая, по молочно-белым виткам.

Дин с рыком впечатывает кулак в стену рядом с сэмовой головой и тоже кончает, работая бедрами – вперед-назад – явно трахая собой щупальце у себя в заднице, и его сперма размазывается по щупальцу на его члене, по члену Сэма; все вокруг скользкое от слизи, и спермы, и пота, и это просто фантастически хорошо, хоть Сэм и знает, что буквально через минуту, когда развеется посторгазменная дымка и в крови перестанут играть пузырьки эндорфинов, они с Дином устроят борьбу за возможность первым принять душ.

Щупальце у него между ног медленно расслабляется, и Сэм стонет, чувствуя, как оно влажно проходится по распухшему, сверхчувствительному члену, в то время как другое влажно выскальзывает из его задницы, оставляя после себя странное тянущее ощущение. Дин роняет голову Сэму на плечо, и у обоих перехватывает дыхание при виде того, как пять щупалец, истекающих слизью и заляпанных спермой, с чавкающим звуком стягиваются обратно в два.

- Ну, - начинает Сэм, - сколько, говоришь, продержится это проклятье?

The end.


 
© since 2007, Crossroad Blues,
All rights reserved.