О кроватях и шутниках

Автор: astolat

Переводчик: Сивиспакем

Оригинал: ссылка

Разрешение на перевод: получено

Пейринг: Дин/Сэм

Рейтинг: R

Жанр: романс

Дисклеймер: Все права на сериал "Сверхъестественное" принадлежат Эрику Крипке

Краткое содержание: после первой встречи с трикстером с братьями В. начали твориться странные вещи.


Они таки разделались с трикстером в Бойсе – загнали в круг из соли и серебра и пригвоздили колом к земле. Когда все закончилось, Дин вытер лоб и сказал:
- Это надо отметить пивом и стейками.
- Сперва это надо отметить душем, - возразил Сэм, и Дин вынужден был согласиться. Отмывшись, они отправились в самый большой и шикарный стейк-ресторан, какой только мог себе позволить Клайв Б. Аркер, обладатель платиновой карточки Мастеркард. Наверное, дело было в их зачесанных назад, еще не до конца высохших волосах, потому что метрдотель оглядела их и, одарив тем, что Дин называл «профессиональной негомофобской улыбкой», проводила в романтично оформленную кабинку в дальнем конце зала.
Дин закатил глаза. Сэм просто повел плечом, и они уселись, и съели два портхаус-стейка со всеми добавками и яблочный пирог на десерт. Седовласый господин за соседним столиком без конца бросал на них гневные взгляды. Дин слизал остатки пирога с сэмовых пальцев и откинулся на спинку диванчика, размышляя, что же могло так рассердить их соседа.
На следующее утро они выехали по направлению к Канзас-Сити, где намечалась очередная охота. Дин крутил ручку приемника, перескакивая со станции на станцию, и почему-то его не покидало ощущение, что чего-то не хватает.
- Эй, оставь эту, - сказал Сэм, и Дин послушался. У него было смутное чувство, что что-то не так, но через некоторое время оно исчезло.
Он все еще тихонечко напевал себе под нос, когда они остановились, чтобы заправиться и перекусить, и кассир фыркнул:
- Готов поспорить, вы только на минутку, да? Презервативы на пятом стеллаже.
- Простите? – сощурился Дин, и Сэм, выпустив его ладонь, перехватил его за предплечье и выволок из магазина.
Он уже собирался выбросить инцедент из головы, но вечером, когда Сэм регистрировал их в мотеле, девушка за стойкой, едва взглянув на них, широко улыбнулась и протянула им ключ с массивным брелоком в форме сердца - ключ от треклятого номера для новобрачных!
- Серьезно, чувак, - задыхаясь, говорил Дин той же ночью. – Какого черта? – он слегка сместил вес. – От нас что, флюиды какие-то исходят?
- Я – не – знаю, - рвано дыша, простонал Сэм. Подхватил Дина под бедра, приподнимая их повыше и прижимая к своим бокам. – Подумаешь – большое – дело.
Он чуть-чуть сменил угол, и, да, вот так, вот так.
- Я просто не понимаю, - продолжил Дин, откидываясь на спину и заводя руку за голову. – Почему... это… приходит им… в голову…
Сэм как раз отвлекся – закусил губу и зажмурился. Дин нежно посмотрел на брата и убрал волосы с его лица. Он чувствовал себя офигенно – слишком офигенно, чтобы злиться на идиотов, делающих какие-то странные выводы.
На следующий день они расправились с мстительным духом и решили отпраздновать это событие в каком-нибудь из центральных баров. Чтобы найти хорошее местечко, пришлось поколесить по центру, и в итоге Сэма устроил один-единственный танцевальный бар – перед входом вытянулась очередь, но вышибала поманил их внутрь, и они зашли, и отлично провели время. Правда, Дину облапали задницу пять разных парней, а один даже начал шептать ему что-то на ухо, но тут Сэм вышел на танцпол и оттащил Дина обратно к барной стойке.
- Чувак, мы выбрали неудачное место, - пожаловался Дин.
- Тут подают вкусную курицу, - возразил Сэм и протянул ему шпажку. Дин заодно отхлебнул из его бокала – и, черт возьми, кокос – это божественно. Сэм заставил его сесть на высокий барный табурет, и Дин облокотился на стойку, раздвинул ноги пошире, чтобы Сэму удобней было устроиться между ними и расстегивать болты у него на ширинке.
- Ребята, если хотите продолжить, в задней части есть специальная комната, - тихо сообщил бармен, наливая им еще порцию. – Если проведете там хотя бы пятнадцать минут, то до утра получаете бесплатные напитки.
Дин хмыкнул. Звучало чертовски заманчиво, пусть он и не представлял, чем эти пятнадцать минут надо будет заниматься. Сэм пожал плечами и согласился, так что они отправились на разведку. Комната оказалась безумным секс-люксом, с односторонними зеркалами вместо стен, обитой бархатом кушеткой, вибраторами пяти размеров и свисающей с потолка причудливой конструкцией, о способах использования которой Дин предпочел бы не знать. Еще там стояла какая-то штуковина, похожая на коня из спортзала – только высотой примерно до пояса, так что через нее удобно было перегнуться – и тонкая плоская деревянная шлепалка, а еще десяток разных масел.
Почему-то – возможно, потому, что они с азартом подошли к этой шутке – на выходе им устроили стоячую овацию, а бармен заявил: «Вы, парни, можете есть и пить здесь бесплатно всю оставшуюся жизнь!» - что было бы прекрасно, только вот до закрытия оставался всего час. Впрочем, у Дина все равно как будто все кости расплавились, и он идти-то едва мог, так что жаловаться не стал.
Пару дней спустя Сэм отыскал охоту в одном из соседних городков – по всем признакам, гнездо кровососов. Добравшись до него, они обнаружили, что вампиры не убивали людей, а нашли гораздо более изощренный способ добывать пищу: они обращали людей, которые работали в ночную смену в местном банке крови.
- Прекратите верещать и послушайте, - велел Дин, когда они с Сэмом надежно заперли всех обитателей гнезда. – Вы не убиваете людей, так что мы не убьем вас, если только вы нас не заставите. Но, чуваки, нельзя принуждать людей становиться вампирами. Можете попытаться уговорить, но вступать в ваши ряды или нет – это их решение. А если продолжите хватать кого попало и обращать их силой, мы вернемся и вырежем вас всех до единого.
После его речи кровососы притихли, и лидер процедил:
- Договорились, - холодно и с британским акцентом, а когда Дин и Сэм начали отступать, перегородил зарешеченную дверь и спросил:
- Как насчет вас?
- Эмм, что? – приподнял брови Сэм.
- Нам бы пригодились такие, как вы, - пояснил вампир. – Вы же знаете, как мыслят охотники. Вы могли бы помочь нам избегать их внимания, их гнева.
- Ага, ты имеешь в виду, помочь вам избавляться от них, - фыркнул Дин.
- Вы обретете вечную молодость – и сможете вечно быть вместе, - невозмутимо продолжил тот, даже не пытаясь возразить. – Смертные удовольствия, доступные вам сейчас, ничто по сравнению с тем, что ждет вас, если заключите вампирский брачный союз.
- Чувак! – заорал Дин. – Мы братья!
Кровосос пожал плечами.
- Мы не станем судить.
После этого Дин решил уничтожить их, но Сэм отнял у него бутылку с зажигательной смесью и выволок из подвала.
- Что, черт возьми, с ними не так? – вопрошал Дин, направляясь к машине.
- Ну, думаю, тот парень был вампиром, - предположил Сэм.
- И что? Это ни хрена не оправдание, - Дин с грохотом захлопнул дверцу. На ночлег они остановились, только когда отъехали на добрых четыреста миль, и Дин с убийственным видом сообщил портье:
- Если спросите, нужен ли мне номер с двуспальной кроватью, я за свои дальнейшие действия не ручаюсь.
- Хорошо… без проблем, - пропищал портье и сунул им ключ. За ночь Дин выпал из кровати три раза. Сэм – два.
- Господи, эти кровати даже меньше стандартных, - пожаловался Сэм, передавая ему шампунь и подставляя голову под струи душа.
- А то я не заметил! – обиженно откликнулся Дин. – Дрянь это место.
- По крайней мере, тут есть гель для душа и лосьон, - вздохнул Сэм, и после того, как они использовали содержимое почти всех бутылочек, Дин готов был согласиться, что это немного окупало недостатки номера. Они позавтракали оладьями в забегаловке «У Дэнни» напротив мотеля, и Дин был так умиротворен, что его даже не раздражали официантки, нагло шепчущиеся и бросающие на них недвусмысленные взгляды.
Днем позвонил Бобби: он наткнулся на полный ящик талисманов, которые им в дороге понадобятся больше, чем ему на автосвалке.
- Ага, будем завтра, - сказал Сэм. – Спасибо, Бобби.
Дело было не срочное, так что они остановились на ночь в другом мотеле и немного поиграли в бильярд в баре – не на деньги, а просто чтобы развлечься – и тут двое дальнобойщиков решили испортить им вечер: сели у стола и начали отпускать комментарии, игнорировать которые становилось все труднее. Наконец у Дина лопнуло терпение и, распрямившись, он швырнул кий на стол и с улыбкой поинтересовался:
- Что ты сейчас сказал?
- В чем проблема? – откликнулся дальнобойщик. – Ты ведь не обижаешься, когда тебя называют пидором? Потому что ты он и есть!
- Если только ты не будешь обижаться, когда тебя будут называть парнем, размазанным по полу в баре.
Сэм отвез их в мотель - Дин разбил костяшки в кровь – собрал и сунул в багажник сумки, и всю дорогу до дома Бобби читал Дину мораль: - Нельзя позволять людям так себя провоцировать!
- Чувак, тот парень сам напросился, - возмутился Дин.
- Тот парень может позволить себе ввязаться в драку и провести ночь в вытрезвителе. Подумаешь, какой-то дальнобойщик принял нас за геев!
- Мне плевать, за кого он нас принял. Но он пытался до меня докопаться!
- Он хотел тебя поддеть, и добился желаемого.
- Только если он желал потерять пару зубов, - ухмыльнулся Дин. Когда они приехали в семь утра, Сэм все еще слегка кипел, хотя Дин считал, что сполна его утешил – и даже без помощи рук. Но, несмотря на раздражение, Сэм усадил его за стол у Бобби на кухне, приготовил кофе и отправился за аптечкой. Дин тем временем рассказывал Бобби о произошедшем.
- Честное слово, на нас будто проклятье наложили, - объяснял Дин, пока Сэм бинтовал ему руки. Они подняли Бобби с постели немного рановато, и теперь хозяин дома, подслеповато щурясь, отхлебывал кофе из первой за утро чашки. – Куда бы мы не пошли, все просто решают…
Бобби, похоже, начал просыпаться: его глаза широко распахнулись, на лице застыло странное выражение, а потом он перебил Дина: - Если это какая-то шутка, то несмешная, хватит!
- А? – непонимающе переспросил Дин. Он посмотрел на Сэма. Сэм уставился на него в ответ, а потом оба перевели взгляды на Бобби.
- Бобби, о чем ты говоришь? – начал Сэм. – Мы не шутим, люди правда принимают нас за…
- Естественно, принимают! – рыкнул Бобби. – Вы что творите?!
Дин по-прежнему не понимал, о чем это он, и, наверное, это отразилось на его лице, потому что Бобби перегнулся через стол и указал на руку Дина.
- Эм, я же говорил, что ввязался в драку в баре, - напомнил Дин.
- Ты лапаешь Сэма! – рявкнул Бобби.
- А? – внес свою лепту Сэм.
- Бобби! – заорал Дин. – Какого хрена, это же отвратительно!
Бобби пристально посмотрел на обоих, а потом спросил – медленно и спокойно. – Дин, где сейчас твоя ладонь?
Дин снова опустил взгляд. Непонятно, что там приглючилось Бобби, но ладонь была на месте, никуда не пропала. И тут Сэм положил свою руку поверх диновой – осторожно, чтобы не прижать слишком сильно - и они оба уставились вниз. Под пальцами у Дина был внутренний шов сэмовых джинсов, в край ладони упирался член, а на спине у Дина, под рубашкой, от второй сэмовой ладони исходило ровное тепло…
- О господи, - пролепетал Сэм, глядя вниз, на руку Дина. – И долго мы…
- Да, мальчики, отлично вы справились с этим трикстером, - голос Бобби звучал сухо, как дорожная пыль.
- Это было в Бойсе, – выговорил Дин, тоже не отрывая взгляда от собственной руки. Которая совершенно не желала покидать бедро Сэма. – Мы делаем это с самого Бойсе?
- Что мы… - начал Сэм, - в Канзас-Сити мы…
Дин молниеносно отодвинул стул и вскочил на ноги.
- Увидимся, Бобби, - бросил он, и они вылетели на улицу, забрались в машину, и Дин стартанул, не замечая боли в сжимающих руль руках.
В ближайшем мотеле они сняли номер с двумя кроватями. Сэм ушел в библиотеку и окопался там на целый день, а Дин сидел, сунув руки в ведерко со льдом – прямо перед собой, чтобы не оставлять без присмотра; смотрел спортивный канал и теребил бинты.
Сэм позвонил из библиотеки рассказать, как продвигается дело. От звука его голоса определенные части тела начали радостно плавиться, и где-то на пятнадцатой минуте разговора Дин понял, что дрочит, пока Сэм рассказывает ему, как, вернувшись, он уложит Дина на живот и вылижет ему…
- Сэм! – выдавил из себя Дин, и Сэм умолк, а затем сдавленным, полным ужаса голосом проговорил:
- О господи. Я расстегнул штаны в секции книг на микрофишах.
- Просто скажи, что ты что-нибудь нашел, - взмолился Дин.
- Да, очистительный ритуал, но…
- Нет-нет-нет, никаких но!
- … но его нужно проводить в новолуние.
- Это же еще две недели ждать! – выдохнул Дин.
Теперь стало еще тяжелее, потому что, если сосредоточиться, они могли заметить, что происходит, но остановиться не могли. Они держались за руки в супермаркетах и ресторанах. Сэм тыкался носом ему в шею, пока Дин регистрировал их в мотелях; перед автоматами с напитками и закусками Дин обшаривал карманы Сэма, чтобы вытащить кошелек. Они целовались у стен в прачечных, отсасывали друг другу на смотровых площадках у шоссе, а в номерах мотелей… чем они там только не занимались, часами - в душе, на столе в кухонном отсеке, в постели…
- И какого черта именно я всегда… - поинтересовался Дин, вцепившись в край односпальной кровати, чтобы не свалиться от глубоких, ритмичных, пугающе кайфовых движений Сэма.
- Думаю… - задыхаясь, ответил Сэм, - это потому что… подсознательно… ты не хочешь… чувствовать себя виноватым в том, что… что… ооооо!
- Чушь собачья, - сообщил Дин позднее. Его расслабленное тело наполовину свешивалось с края кровати.
- Ну, или так, или ты просто действительно… - сонно начал Сэм, и Дин, стратегически перекатившись на бок, пинком вытолкнул его с кровати. Снизу раздался глухой звук удара, а через мгновение – оханье.
- У этого чертова трикстера просто зуб на меня, - пожаловался Дин. – Клянусь, мы выследим эту тварь и заставим его… - Сэм уже захрапел, не потрудившись даже забраться в собственную постель. Дина сморило прямо на середине предложения, а проснулся он утром, и обнаружил, что Сэм обвился вокруг него и снова рвется в бой.
Самым хреновым было то, что все было восхитительно, и это творило с Сэмом что-то потрясающее. Они колесили вместе уже четвертый год, и за последнее время Дин пару раз пытался уговорить Сэма вернуться в колледж. Тот просто закатывал глаза и пропускал его слова мимо ушей, но все же Сэм не был влюблен в охоту. Он был великолепным охотником, он верил, что поступает правильно, ему нравилось помогать людям, но охота его не подпитывала. Напротив, он становился усталым, раздражительным и без конца ворчал на Дина.
Дин догадывался, что Сэму просто надо чаще снимать напряжение, но и не подозревал, как сильно брату нужен секс. Нет, вряд ли Дин сам предложил бы свою помощь, но теперь Сэм много улыбался, иногда принимался отбивать пальцами на стекле какой-то ритм, а пару раз в неделю и вовсе смеялся в голос - хотя раньше Дин подумывал объявить его смех ежегодным событием. Сэм спал по восемь часов в сутки и начал избавляться от болезненной худобы.
И все это автоматически на несколько порядков улучшало жизнь Дина Винчестера. К тому же, хотя Сэму он никогда бы в этом не признался, Дин начал уставать от барных интрижек. Такое впечатление, что девчонки с каждым годом становились все младше, пиво – все хуже, а темы для разговоров не менялись. И Дин продолжал просто потому, что какая у него была альтернатива? А теперь можно было сходить в кино с Сэмом, или остаться в номере и почитать, порезаться в игровую приставку, ближе к вечеру заняться сексом – без всяких ритуальных танцев и споров о презервативах – а утром проснуться и позавтракать с человеком, которого он… хм, в общем, ну да.
Так что, похоже, до сих пор им в жизни просто не хватало инцеста, и Дин прекрасно прожил бы без этого знания, особенно учитывая, что через шесть дней, четырнадцать часов и двадцать три минуты они должны были снять это гребаное проклятье и снова лишиться всех обретенных радостей.
В положенный срок наступило новолуние, и они оттолкали кровати к стенам номера, свернули ковер и вытряхнули батарейку из датчика пожарной сигнализации. Дин расставил свечи, а Сэм с помощью рулетки проверил все расчеты, и они сложили центре комнаты горку из шалфея и вербены, и Сэм прочел заклинание на латыни, а Дин поджег травы, и они, склонившись, вдыхали дым, пока костерок не погас, и тогда Сэм, выпрямившись и сев на пятки, сказал:
- Ну вот и все.
- Хорошо, - откликнулся Дин, и они убрали в комнате, приняли душ – по отдельности – и отправились спать, а утром Дин проснулся в объятьях Сэма. Сэм пошевелился и тоже проснулся, и они уставились друг на друга. Стояк Сэма упирался в стояк Дина.
- Что ж, отлично сработало, - вздохнул Дин, и они принялись стягивать трусы.
По крайней мере, теперь им лучше удавалось контролировать себя на людях – правда, Дин не знал, было ли дело в том, что они сняли часть проклятья, или они просто начали учиться с ним жить. Он по-прежнему хотел все время прикасаться к Сэму. За неделю Сэм успел изучить содержимое семнадцати библиотек в пяти разных штатах, и, вернувшись однажды в мотель в два часа ночи, он вскинул руки и заявил:
- Должно было сработать, Дин!
Дин перекатился на спину и откинул одеяло.
- Все еще хочешь? – с последнего раза прошла уже пара дней.
Сэм что-то глухо пробормотал и начал стягивать футболку.
- Ага, - подтвердил его мысль Дин и начал лениво наглаживать свой член, разогреваясь, а потом Сэм закончил раздеваться и, забравшись в постель, взял дело в свои руки. – Так что ты предлагаешь делать?
- Может быть, надо провести ритуал в полнолуние, - предположил Сэм и потянулся за смазкой.
Они прождали неделю до полнолуния и повторили ритуал. На следующее утро они отправились позавтракать в закусочную недалеко от мотеля.
- Прелесть какая, - пропела официантка, выставляя на стол тарелки с яичницей с беконом. Они опустили взгляд на свои руки, тесно сплетенные на столе, и Дин мрачно объявил:
- Похоже, нам понадобится помощь.
Они позвонили Бобби – чем меньше народу узнает об этом, тем лучше – и отправились обратно в Дакоту. Выбравшись из машины, Дин решительно сунул руки в карманы, и Сэм повторил его движение, и они неловко стояли на крыльце, пока Бобби не открыл дверь и не смерил их недовольным взглядом.
- Ну что, проходите, - пригласил он и усадил их за стол, заставил сжевать какую-то дрянь – мяту, корень лотоса, ромашку, обойти круг, прикусить серебряный нож, потом брызнул на них святой водой и наконец отступил на шаг и тихо, раздраженно выдохнул. Потом он вытащил из буфета коробку тонких плоских вафель и приказал: - Открывайте рты.
- Это что, причащение? – поинтересовался Дин, но положил вафлю на язык, и Сэм сделал то же самое, а потом Бобби забрал вафли обратно и выложил на стол. Вафли посинели.
- Что это значит? – спросил Дин.
- У меня есть хорошая новость и плохая, - сообщил Бобби, поворачиваясь к холодильнику. Он извлек оттуда пару бутылок ледяного Хайнекена и, открыв, подтолкнул их к Винчестерам.
- Вот как? – осторожно поинтересовался Дин.
- Хорошая новость: проклятье больше не действует, - начал Бобби.
- Ну а плохая? – спросил Сэм.
Бобби посмотрел на него.
- Оно не действует уже минимум месяц.
Дин выпил свое пиво залпом.

---

Бобби предложил им остаться на ночь.
- В отдельных комнатах, - сухо предупредил он. – Я вам не опекун, но простыни стирать тоже не собираюсь.
Сэм встал и сказал:
- Эмм, мы, пожалуй, пойдем, - схватил Дина за руку, потянул, и они пулей вылетели из дома Бобби.
Дин некоторое время молчал – его переполнял ужас.
- Чушь все это, - наконец выдавил он, резко выворачивая на главную дорогу. Из-под колес веером разлетелся гравий. – Бобби, наверное, снял проклятье, а потом эти его лакмусовые вафли дали сбой…
- Угу, - Сэм закатил глаза.
- Чувак!
- Дин, мы уже месяц спим вместе.
- Мы не виноваты.
- Вообще-то виноваты.
- Ладно, виноваты так виноваты, - рявкнул Дин. – Этого больше не повторится.
Сэм замолчал и опустил глаза на свои сложенные на коленях руки. С него как будто разом соскребли последние три месяца счастья, заодно прихватив пару слоев просто нормального состояния.
- Чувак!
- Я ничего не сказал, - отрезал Сэм. А потом привалился к двери и отвернулся.
Что ж, просто прекрасно. Дин медленно закипал. Какого хрена он тут оказался злодеем?! Да, ему тоже было офигенно хорошо все это время, но он же не пропагандировал жизнь в духе «Цветов на чердаке». Нет, правда, о чем Сэм только думал?! Что они будут и дальше держаться за руки, целоваться в магазинах, заниматься сексом по четыре раза в неделю – а может, и по пять…
Пытаясь отвлечься, Дин выхватил из коробки верхнюю кассету – Цеппелинов – и сунул ее в магнитофон. Он уже на самого себя начал нагонять тоску.
Сэм на музыку не прореагировал – только сунул под голову куртку и еще плотнее свернулся в калачик. За полминуты у него под глазами успели появиться темные круги. Дин метнул на брата сердитый взгляд. Проехав сотню миль в безмолвии, он съехал с шоссе и, не спросив Сэма, остановился у ресторанчика «Френдли». Если Сэм сюда не хочет – ему же хуже. Раз уж решил играть в молчанку, будет есть там, где решит Дин.
За весь ужин они не сказали друг другу ни слова. Сэм заказал салат и теперь уныло в нем ковырялся. Дин назло ему взял куриные палочки, двойной бургер, картошку фри и порцию мороженого размером с собственную голову – со взбитыми сливками, карамелью и арахисовым маслом. Мороженое ему подали с одной ложечкой.
Дин посмотрел на тающий десерт, потом на Сэма, гоняющего гренку по листу салата. Впихнул в себя пару сладких ложек, но аппетит куда-то пропал.
Он заправил машину и выехал обратно на хайвэй. Уже стемнело – дело было к одиннадцати – но останавливаться на ночь еще не хотелось. Фонарей на участке между штатами не было, но светила луна, так что можно было еще проехать. Сэм тихо вздохнул и снова привалился к двери. Он не спал: Дин видел, как блестят в темноте его глаза.
- Ну какого черта ты от меня хочешь? – не выдержал Дин после еще одного часа безмолвия. – Ты хочешь…
Он замолчал. Сэм не заполнил паузу. Не сказал: да, Дин, я хочу и дальше регулярно тебя трахать, чтобы мы, взявшись за руки, прыгали по ромашковым лугам, а еще чтобы ты подарил мне цветы, и, возможно, кольцо. Вот такая я девчонка. Сэм не сказал: я хочу быть счастливым. Он просто сложил руки на груди и начал вглядываться куда-то вдаль.
- Мы вообще собираемся сегодня где-нибудь остановиться?
- Ладно, - пробормотал Дин и, перестроившись через три пустых ряда, свернул на виднеющийся в темноте съезд, отмеченный знаком «Мотель».
Чтобы добраться до самого мотеля, пришлось четыре мили петлять по безымянным улицам, и только редкие синие указатели позволяли понять, что они все еще движутся в верном направлении. Дин резко затормозил перед входом в контору, да так и остался сидеть, вцепившись руками в руль – на два и десять.
- Мы не можем так, Сэмми.
Мы уже так – не сказал Сэм. Открыл дверцу и вылез из машины. Дин всплеснул руками и тоже вышел, двинулся вслед за Сэмом в офис портье.
- Черт возьми, Сэм, мы не будем и дальше спать вместе!
Портье, вышедший из задней комнаты, замер, перевел взгляд с одного на другого и спросил.
- Значит, две односпальные?
Сэм посмотрел на Дина.
У Дина в голове всколыхнулся рой мыслей: что сказал бы отец, что подумает Бобби, что, если другие узнают, как на них будут косо оглядываться все вокруг, как порадуется гребаный трикстер – а потом он посмотрел на Сэма, который стоял, ссутулившись, прикрыв глаза челкой, и казался одиноким и усталым. Во рту как будто скопился дым от десятка тысяч вечеров, проведенных в барах.
Да пошло оно все. Пока эта тварь будет ржать, Дин загонит кол ему в глотку.
- Пусть будет двуспальная.
= End =


 
© since 2007, Crossroad Blues,
All rights reserved.