Breathing in the Space You`ve Come to Inhabit

Автор: annkiri

Переводчик: Сивиспакем

Бета: Вонг

Оригинал: ссылка

Разрешение на перевод: получено

Пейринг: Дж2

Рейтинг: NC-17

Жанр: романс

Дисклеймер: Все права на сериал "Сверхъестественное" принадлежат Эрику Крипке

Краткое содержание: РПС-не-АУ


Часть 1

Возвращаясь в Ванкувер после проб на роль Сэма Винчестера, Дженсен перебирает в уме все, что ему нравится на съемках «Смолвилля». Он думает о том, что всегда с радостью приходит на съемочную площадку. О том, что может проводить выходные с Томом и Майком, не опасаясь, что на следующий день их фотографии попадут на страницы таблоидов. О том, что ему нравится сам Ванкувер, где его не пичкают лос-анджелесской светской жизнью, беспокойной и непредсказуемой. И слава Богу, его агент не пытается постоянно толкнуть его в объятья какой-нибудь девицы, с которой нужно показаться на публике, а парни не рассчитывают на простой перепих, после которого наутро никто даже не обменивается телефонами.

Ему нравятся условия съемок. А если он и не в полном восторге от своего персонажа – ну так что ж в этом плохого? Особенно если ему предлагают отказаться от привычной роли ради нового места съемок, новой съемочной группы и новых партнеров – и все это вполне может оказаться невыносимым. К еще одним съемкам в духе «Темного Ангела» Дженсен совершенно точно не готов, ни за какие деньги.

И все же, несмотря на все сомнения, о пилотном выпуске «Сверхъестественного» он думает не иначе, как с надеждой. Конечно, это всего лишь очередной сериал, но Дженсену нравятся в нем живые диалоги и развитие братских отношений, в которые будет интересно окунуться.

Всего через несколько дней Дженсену звонят и просят снова прилететь на пробы – уже при участии начальства канала – и, кстати, он не против почитать за Дина? Дженсен не против. Вообще-то, он даже очень рад. Дин сразу ему приглянулся: у него хорошее чувство юмора, и по возрасту он Дженсену ближе.

Партнером Дженсена на пробах будет Джаред Падалеки, который снимался в «Девочках Гилмор». Удивительно, что они так давно работают на одном и том же канале, и умудрились до сих пор не пересечься.

Встреча назначена на пятницу. Дженсен приходит немного заранее, чтобы освоиться на новом месте, и хотя бы познакомиться с этим Джаредом, прежде чем начинать совместную работу. Он в очередной раз перечитывает сценарий, сидя на кожаном диване, скорее внушительном, чем удобном, когда слышит приближающийся голос. Похоже, кто-то говорит по телефону.

- …тогда скажи им, что если они будут хорошо себя вести, я возьму их на прогулку, когда вернусь домой… да, понимаю… ладно, мне пора… да, ты тоже.

Дженсен поднимает глаза и видит Джареда Падалеки. Он узнает его по фотографиям, но у него все равно уходит несколько мгновений, чтобы полностью осознать, какой же Джаред высоченный. Одно дело – знать, что у парня рост под два метра, и совсем другое – когда эти два метра возвышаются над тобой.

- Ты, наверное, Дженсен, да? – Джаред протягивает ладонь.
- Да, - отвечает он, пожимая ему руку. – Я Дженсен.
- Джаред, - представляется тот, и Дженсен никогда не видел, чтобы кто-нибудь, кто прожил хоть какое-то время в Лос-Анджелесе, улыбался так широко. На щеках у Джареда проступают ямочки, и это только усиливает эффект. Дженсен еще сильнее сжимает его руку.
- Давно ждешь? – Джаред откидывает с лица непослушные волосы, которые так и лезут в глаза.
- Не очень, - отвечает Дженсен. Джаред кивает в такт его словам, и Дженсен пытается сдержать улыбку. – Как раз хотел последний раз пробежаться по сценарию.
- Ну, тогда не буду мешать, - он жестом приглашает Дженсена вернуться на диван и плюхается рядом, заплетая ноги в немыслимый крендель.
- Давай попробуем отыграть сцену вместе? – предлагает Дженсен.

Конечно, все внутри у него трепещет исключительно из-за того, что ему не терпится увидеть, как этот парень играет, как они сработаются - а широченная улыбка, которая снова расплывается по лицу Джареда в ответ на его предложение, тут совершенно ни при чем. Уже после нескольких реплик Дженсен понимает, почему продюсеров заинтересовал Джаред. Он сам так увлекается джаредовым Сэмом, что забывает произнести следующую реплику.

- Наш план – едем в Сангер в Калифорнии и находим отца, - повторяет Джаред почти извиняющимся тоном.
Дженсен заставляет себя мысленно встряхнуться.
- Извини, - говорит он. – Ушел в себя, - он смеется, и Джаред опускает голову, а потом скашивает глаза, чтобы посмотреть на Дженсена.
- Классно получилось, да? Или мне одному так показалось? – в его словах сквозит детский восторг, и Дженсен его понимает. За все годы актерской карьеры ему еще не доводилось испытать это ощущение, когда все волшебным образом, как по щелчку становится на свои места. Сегодня он впервые ощутил такое – и он спорить готов, что и Джаред тоже.
- Нет, не тебе одному, - говорит Дженсен, и в его животе появляется уже знакомый трепет.
Джаред улыбается и кивает, будто он и сам это знал, и просто проверял, знал ли Дженсен.
- Мне послышалось, или я правда слышу техасские гласные? – Дженсен знает, что не послышалось, и когда Джаред кивает и откидывается на спинку дивана, на него внезапно накатывает тоска по дому, какой он уже много лет не испытывал.
- Черт, хочешь сказать, ты тоже из Техаса? А откуда именно? – Джаред перестает следить за голливудским произношением, и теперь его речь так и сочится тягучими техасскими звуками.
- Из Ричардсона, - отвечает Дженсен.
- Я из Сан-Антонио, - говорит Джаред. И продолжает с хитрой улыбкой. – Так ты не настоящий техасский парень. Вы, городские хлыщи, понятия не имеете о том, что значит быть истинным техасцем.
Дженсен приподнимает бровь.
- Ты уверен, что хочешь продолжать в том же духе? Там, откуда я родом, знают толк в перебранках.

Джаред откидывает голову назад, открывая длинную шею, и Дженсену внезапно до одури хочется провести по ней языком.

Эта мысль мгновенно отрезвляет. Одно дело считать парня привлекательным, и совсем другое – хотеть облизать его шею, просто чтобы услышать, как с этих губ сорвется еще немного густых техасских гласных. И Дженсен не может позволить себе подобные мысли, особенно если они касаются парня, с которым они, может быть, будут вместе сниматься в пилотной серии телешоу, которое еще не факт, что примут. Так или иначе, тоску по дому с похотью путают только непрофессионалы.

Двери со вставками из матового стекла приоткрываются, и оттуда показывается миниатюрная блондинка.
- Мистер Эклз? Мистер Падалеки? – не дожидаясь подтверждения, она продолжает. - Вас готовы принять.

***

Работать в паре с Джаредом – это что-то совершенно новое. По пути домой Дженсен пытается не прокручивать пробы в голове раз за разом, вспоминая, как легко, без малейших усилий у них все получалось. После прослушивания большие шишки практически прямым текстом сказали, что роли у них в кармане, и им скоро пришлют контракты на подписание.

Дженсен не ожидал, что когда они выйдут, Джаред сгребет его в крепкие объятия, и его рука, вытянутая для вежливого рукопожатия, оказывается зажата между их телами. И хотя Дженсен всегда пытался сохранить профессиональную дистанцию, энтузиазм Джареда его не слишком тревожит. О чем он и говорит Крису вечером, когда звонит ему с мобильника из супермаркета.
- Что ж, значит, у нашего железного человека все-таки есть сердце, черт возьми - смеется Крис. Дженсен пытается протестовать.
- Ну Дженсен, это же не считается, ведь об этом знаем только мы со Стивом, - говорит Крис.
- О том, что у меня есть сердце, знаете не только вы со Стивом, - цедит Дженсен сквозь сжатые зубы, пытаясь не повышать голос, чтобы не привлекать внимание других покупателей.
- Неужели? – фыркает Крис. – Назови хотя бы нескольких.
Дженсен ставит в тележку пол-литровую пачку молока, размышляя. – Джош и Кензи. Папа с мамой…
- Семья не в счет, - обрывает его Крис. – Это только подтверждает мою мысль.
- Какую мысль? - спрашивает Дженсен, хоть он и не уверен, что хочет знать ответ.
- Типичный случай эмоциональной замкнутости.
- Что?! Нет у меня эмоциональной замкнутости! – Дженсен, не сдержавшись, повышает голос, и молодая мамаша проталкивает мимо него свою тележку, заслоняя свое дитя от «этого сумасшедшего». Дженсен слышит, как Крис со смехом кричит кому-то – Стивену, наверное, что «Дженсен только что сообщил всему миру, что у него нет эмоциональной замкнутости.
- Я тебя ненавижу, - сообщает Дженсен в трубку.
- Да все нормально, - голос Криса звучит очень самодовольно. – Не все же могут быть душой компании, как я.
Дженсен закатывает глаза: - Да, да.
- Но, серьезно, – говорит Крис. - Я считаю, это просто отлично, что малыш заставляет тебя почувствовать вкус настоящей жизни, высунуться из раковины. Это тебе на пользу, приятель.
- Спасибо, доктор Фил, - говорит Дженсен, и Крис фыркает в ответ.
- Слушай, ребята сегодня вечером заглянут на огонек. Тебе тоже стоит прийти, старик. Отпразднуем новый пилот и нового паренька, который подарил сердце железному человеку.
- Ты такой придурок, - смеется Дженсен.
- Ты меня любишь, - отвечает Крис. – Так ты придешь?
- Ага, приду, – отвечает Дженсен. - Что-нибудь нужно принести?
- Нет, ты почетный гость. Не забудь свою маслёнку, Железный Дровосек, - с этими словами Крис вешает трубку.

***

Наступает день съемок, и беспокойство, которое не давало Дженсену спать всю предыдущую неделю, улетучивается, едва он видит Джареда, направляющегося к нему с широкой искренней улыбкой на лице. На смену беспокойству, однако, приходит совсем другое волнение: при виде ямочек на щеках Джареда пульс Дженсена пускается вскачь, и он чуть не теряет равновесие.
- Здорово, - говорит Джаред, и снова по-медвежьи обнимает Дженсена – как тогда, после проб. – Рад снова тебя видеть.
- Взаимно, - соглашается Дженсен. Он несколько раз хлопает Джареда по спине, и они отступают друг от друга. Джаред полностью, абсолютно расслаблен, и каждый раз, когда он смотрит на Дженсена, прикасается к нему, Дженсен чувствует, как что-то у него внутри плавится, принимает новые формы. Ему кажется, что он стоит на краю обрыва; еще один шаг – и он рухнет в пропасть.

***

- Стоп!
За последние пять минут он слышит эту команду в пятый раз.
- Чувак, что происходит? Сэм должен стоять здесь, - Дженсен показывает на метку Сэма с другой стороны от машины.
- Извини, - раздосадовано говорит Джаред и опускает голову. – Просто, понимаешь, я привык быть Дином в «Гилморах».
Дженсен ворчит, но это показное. Он не может не умиляться, когда щеки Джареда розовеют, и он вжимает голову в плечи, пытаясь казаться меньше своего двухметрового роста.
- Так разберись с этим, запомни уже, где твоя метка, чтобы мы могли покончить со съемками на сегодня, и я угощу тебя пивом.
Джаред замирает с открытым ртом и быстро оглядывает Дженсена, потрясенно моргая.
Только теперь Дженсен пытается осмыслить, что же он только что сказал.

Запомни, где твоя метка – так. Закончить съемки – так. Угостить Джареда пивом… стоп, что? Дженсен не собирался произносить это вслух. Черт. Он даже не знает, совершеннолетний ли Джаред. Впрочем, в здесь, в Лос-Анджелесе, это не играет роли.
- Конечно, если ты не забыл свое липовое удостоверение личности, - Дженсен и сам не верит, что эти слова слетают с его губ. Похоже, его мозг отправился в отпуск, прихватив с собой всю его собранность и представления о профессиональном этикете.
Джаред закатывает глаза.
– Уржаться можно. Вот за это я закажу самое дорогое пиво. Не хотелось бы, чтобы ты решил, что я дешевка. – Джаред подмигивает и ухмыляется, прежде чем повернуться к камерам, готовясь к очередному дублю.
Дженсен остается стоять с открытым ртом, пытаясь понять, как этот пацан буквально за пару секунд лишил его самообладания. Его желудок снова совершает сальто, и Дженсен поспешно встает на свою отметку, бормоча что-то про детей, которые не знают, где их место.

***

Съемочный день закончен, и Дженсен уже направляется к машине, когда слышит, что кто-то зовет его по имени. Он замедляет шаг и поворачивается как раз вовремя, чтобы увидеть, как Джаред практически вываливается из своего трейлера, пытаясь одновременно натянуть рубашку, причесать рукой свои лохмы и пуститься вслед за Дженсеном.
- Эй, собираешься сбежать, не угостив меня пивом? Про дорогое я пошутил, честное слово! – Джаред наконец настигает его и хватает его за руку. Он снова проводит пятерней по волосам, отчаянно пытаясь как-то усмирить свою шевелюру.
И ведь не должно это казаться таким умильным, вызывать ассоциации с молодым жеребчиком, путающимся в ногах, - и уж тем более не должно вызывать у Дженсена желания протянуть руку и убрать непослушный локон Джареду за ухо. Но, тем не менее, именно это Дженсену и хочется сделать. И он не может сдержать улыбки.
- Так ты все-таки дешевка, - говорит Дженсен. – Мне повезло.
Ямочки на щеках Джареда проступают отчетливей.
- Я и правда простой техасский парень. Никаких изысков, мне достаточно, чтобы в напитке были градусы.
Дженсен понимающе кивает и хлопает Джареда по плечу.
- Поедешь за мной? Я знаю местечко недалеко отсюда.
Джаред быстро соглашается, и это оказывается неожиданно лестно.
- Я уж начал бояться, что ты дал задний ход, - говорит Джаред. Он бросает быстрый взгляд на Дженсена, а затем все время, пока они идут до своих машин, не отрывает глаз от земли.
Что ж, может, Дженсен и пытался свалить до того, как Джаред выйдет из трейлера, но вовсе не потому, что он не всерьез предложил Джареду выпить. Он просто испугался, что торопит события. Обычно совместные походы в бар начинаются не раньше, чем через неделю после начала съемок.
- Нет, старик, нет. Я думаю, нам будет полезно провести время вместе, выпить… Хорошо для сериала. Я хочу сказать, Сэм и Дин же братья, так что нам стоит проводить некоторое время вместе.
Джаред улыбается еще шире.
- Я тоже так подумал. Мы с Джеффом… Джефф – это мой большой брат…
- Надеюсь, ты имеешь в виду, что он старше, а не выше тебя, - не может удержаться от подначки Дженсен.
Джаред откидывает голову и смеется – по-настоящему, громко и искренне.
- Ну, он старше, - говорит Джаред. – Но на самом деле он и выше тоже. Так или иначе, мы с Джеффом очень тесно общаемся, он отличный парень, и чертовски умный. Собирается стать врачом. И я думаю, что Сэм примерно так же смотрит на Дина, восхищается им, хоть они сейчас и отдалились друг от друга. – Джаред поворачивается и смотрит на Дженсена, - А у тебя есть братья или сестры?
- Ага, у меня тоже есть старший брат. Джош. И сестра младшая. МакКензи. Но мы все зовем ее Кензи.
- Эй, у меня тоже есть младшая сестра, - говорит Джаред. – Избалованная как не знаю кто, но я ее обожаю.
Дженсен кивает: это он прекрасно может понять.
- Думаю, Дин примерно так же относится к Сэму. То есть, конечно, там явно больше всего, со всеми этими вытаскиваниями из пожара, спасениями от приведений и сверхъестественного, но как бы Дин не строил из себя мачо, он все равно безумно любит Сэма.
- Я рад, что ты это так видишь, - Джаред улыбается. – Я говорил со своим приятелем Чэдом, и он всё твердит, как он похож на Дина, и господи, я его люблю, конечно, но нет, ничего общего. – Джареда передергивает.

Они уже дошли до машин, и вместо того, чтобы залезть внутрь, продолжили говорить. Но сейчас, когда в разговоре наступает пауза, Дженсен открывает дверцу. – Ладно, просто езжай за мной, и звони, если потеряешь из виду.
Джаред кивает и они выезжают.

***

- Ну вот, значит, Меган все тыкала и тыкала Джеффа в бок, несильно, знаешь, но раздражает страшно. А он только-только расстался со своей подружкой, и был сам не свой, и в итоге сорвался. Не ударил ее, но сгреб за запястья, прижал к стене и начал орать ей в лицо. – Джаред бешено жестикулирует. – Меган разрыдалась, прибежали родители и потребовали, чтобы я рассказал, что произошло. А я понимаю, что, неважно, что я скажу, мне это все равно выйдет боком. – Джаред усмехается.
- О да, средний ребенок вечно оказывается между двух огней, - говорит Дженсен. – Джош и Кензи столько раз устраивали потасовки и хотели, чтобы я принял чью-нибудь сторону, а на самом деле оба были хороши, - Дженсен улыбается в стакан и делает еще один глоток пива. Он почти прикончил вторую пинту, и, честно говоря, на ней и стоит остановиться – а Джаред пьет уже третью. Они уже пару часов болтают, и Дженсен знает, что утро наступит быстрее, чем ему бы того хотелось.
- Думаешь, нам скоро пора выдвигаться? Завтра рано начинаем, - говорит Дженсен.
Джаред смотрит на часы и его глаза округляются.
- О, черт, я вообще не заметил, что мы так засиделись. – Он поднимает свою кружку и осушает остатки одним глотком.
- Хочешь, поехали со мной? – Дженсен знает, что, задав этот вопрос, теряет баллы в глазах Джареда, но ничего не может поделать. Джаред младше, и у Дженсена уже появляется ощущение, будто ему нужно присматривать за парнем. – Я отвезу тебя завтра в студию, а после работы заберем твою машину? – Дженсен закусывает губу.
- Не, спасибо, чувак. – Джаред улыбается. – Мне нужно домой к собакам. Но спасибо за предложение. И за пиво. – Джаред встает, хлопает Дженсена по плечу, и они направляются к дверям.
- Работать с тобой – одно удовольствие, Дженсен, - говорит Джаред, когда их пути расходятся на парковке.
Дженсен улыбается и кивает.
Да, думает он. Одно удовольствие.

***

Кажется, что Дженсен моргнуть не успевает, а первая неделя съемок уже подходит к концу. Конечно, на любых съемках все стараются закончить побыстрее, но когда рядом Джаред, время пролетает незаметно. Атмосфера на площадке легкая и приятная. Нет напряжения и замаскированных угроз, как во времена «Темного Ангела». Нет ощущения, что ты новичок в школе, с которым никто не хочет общаться, как на съемках «Бухты Доусона». Даже на съемочной площадке «Смолвилля» было не так здорово, и в целом он всем доволен. Вообще, просто потрясающе, как они с Джаредом оказываются на одной волне – и на съемках, и по жизни.

Дженсен собирается к отъезду на выходные. Он уже принял душ и начинает
переодеваться, когда на его спину опускается теплая рука. Дженсен подскакивает с удивленным выдохом и видит в зеркале отражение Джареда.
- Слушай, Дженсен, - говорит Джаред, - у меня есть лишний билет на игру «Лейкерс», на первый ряд. Будет чертовски обидно, если пропадет зазря.
Он так и не убрал горячую ладонь со спины Дженсена, будто не видит, что Дженсен полураздет, и не заметил, как он подпрыгнул от прикосновения к обнаженной коже. Моргнув несколько раз, Дженсен отстраняется от Джареда. Хватает рубашку, просовывает руки в рукава, и садится, чтобы застегнуть пуговицы.
- Ой, извини, - Джаред сдувает лезущие в лицо волосы; его щеки вспыхивают, и он отступает на шаг. – Я не хотел вот так налетать.
- Ничего страшного, - говорит Дженсен. Он целенаправленно не обращает внимания на волну жара, прокатившуюся по всему телу, и вместо этого сосредотачивается на своих носках, а потом на шнурках ботинок. Кажется, от него ждут ответа на какой-то вопрос? Он поднимает глаза на Джареда.
- Ты же любишь баскетбол, да? – обеспокоенно спрашивает Джаред. Он морщит нос, и в его глазах появляется отсутствующее выражение, словно он что-то прокручивает у себя в голове. – Готов поклясться, ты говорил, что ты любишь баскетбол.
- Да, - быстро говорит Дженсен. – Люблю. С удовольствием пойду. Как ты умудрился достать билеты перед самой игрой?
- Они у меня уже давно. Просто в последний момент меня кинули, и я решил, что стоит предложить тебе.
Закончив со шнурками, Дженсен встает и хлопает Джареда по спине. – Ну что, приятель, пошли. Сто лет не смотрел баскетбол вживую.

***

В перерыве Джаред уходит в туалет. Игра спокойная, без интриги, «Лейкерс» ведут с отрывом в 15 очков, поэтому, конечно, большую часть времени Дженсен с Джаредом проболтали. Оказывается, баскетбол – единственный вид спорта, где они болеют за разные команды. Дженсен просто сидит и наблюдает за людьми вокруг, когда у него звонит телефон.
- Вот, значит, как? Ты знакомишься с новым пареньком, и все твои друзья внезапно уходят в прошлое? – голос Криса доносится сквозь помехи.
- Ха-ха, - говорит Дженсен. – Ты прекрасно знаешь, что это не так.
Крис фыркает.
- Ну да, конечно. До сегодняшнего дня, ты не кидал своих друзей без всяких объяснений.
Крис еще только начинает говорить, а у Дженсена уже все обрывается внутри. У него же были планы с парнями на этот вечер.
- Черт, Крис, - говорит Дженсен.
- Прибереги извинения на потом, придурок, - говорит Крис. – Так или иначе, реально переживает Стив, а не я. Так где ты? У тебя там шумно.
- У Джареда оказался лишний билет на баскетбол. Чувак, я просто свинья.
- Именно так, - соглашается Крис. – Поэтому завтра с тебя еда и алкоголь. Мы приедем в пять, и мы большие мальчики, так что покорми нас как следует.
- Уроды, - говорит Дженсен, но его губы растягивает улыбка. Он знает, что ребята простят его за хороший гриль и море пива.
- Ты нас любишь, Джен, - отвечает Крис. – Передавай привет своему бойфренду.
- Он мне не… - начинает возражать Дженсен, но замолкает на середине предложения, потому что Крис уже повесил трубку.

Джаред возвращается с хот-догами и пивом. Он отмахивается, когда Дженсен пытается вернуть ему деньги, говоря, что просто в следующий раз за закусками пойдет Дженсен.
- Ты занимался каким-нибудь спортом в школе? – Спрашивает Джаред, попутно вгрызаясь в хот-дог.
Дженсен отвечает не сразу – хорошо, что у него сейчас занят рот, и можно немного оттянуть неизбежное. Нет, Дженсену не стыдно, что он был чирлидером. Просто обычно он старается об этом не говорить. Он чувствует, как краснеет все сильнее и сильнее, а Джаред просто выжидательно смотрит на него широко раскрытыми карими глазами, в которых мерцают искорки любопытства.
- Ничего страшно, если нет, - говорит Джаред. – Я вот ничем не занимался. Спортсмен у нас в семье – Джефф, - Джаред с преувеличенной скромностью пожимает плечами. – Я еще и поэтому захотел стать актером. Хотелось попробовать что-то, в чем Джефф еще не преуспел. – Беззаботное выражение сходит с лица Джареда, и Дженсену хочется вернуть его на место.
- Я был чирлидером, - тихо говорит он, наклоняясь к Джареду и вторгаясь в его личное пространство, чтобы окружающие не могли его услышать. Он чувствует жар, исходящий от тела Джареда, видит капельки пота за ухом и как вьются от влажности кончики его волос. Он борется с непреодолимым желанием наклониться ближе и почувствовать запах Джареда: они ведь все-таки партнеры по фильму – по крайней мере, могут ими стать – а Дженсен питает к своей работе здоровое уважение. И плевать, что он начинает испытывать что-то, подозрительно похожее на влюбленность.
Джаред слегка вздрагивает от его слов, а затем откидывает голову и смеется – громко, легко и свободно. Он смеется так, что слезы выступают на глаза, и ему приходится вытирать их салфеткой.
- Господи, чирлидер? – спрашивает Джаред, как только обретает способность говорить. Когда Дженсен кивает, он фыркает и качает головой. Они доедают закуски, и начинается второй период.

Вторая половина игры оказывается напряженной – «Буллз» удается сравнять счет за четыре минуты до конца, так что внимание и Дженсена, и Джареда полностью приковано к площадке. Игра заканчивается в овертайме, и когда Дженсен добирается до дома, он чувствует себя совершенно вымотанным.
Он засыпает, размышляя о том, что приготовит завтра для парней, и о том, как замечательно Джаред вписался бы в их компанию.

***

Дженсен подготовил для гриля стейки, ребрышки и бургеры. Холодильник под завязку набит разными видами пива, а в патио разложены пачки чипсов и расставлены банки с соусом сальса. Он как раз собирается взять какой-нибудь напиток и начать разогревать барбекю, когда звонит телефон. На экране вспыхивает имя Джареда, и он подавляет желание ответить. Он абсолютно уверен, что если ответит, то пригласит Джареда к ним присоединиться, а, несмотря на то, что Джаред наверняка прекрасно со всеми поладит, парни, скорее всего, будут не слишком рады появлению какого-то новичка. Так что он не отвечает, и телефон переключается на голосовую почту.

Он как раз собирается прослушать сообщение, когда из дома возвращается Стив с пивом в руке. Он садится, взгромоздив ноги на стол, делает большой глоток и жмурится на солнце.
- ЗдорОво, - говорит Дженсен. – Чувствуй себя как дома.
Стив фыркает.
- Чувак, я с тобой год жил вместе.
- И все равно было бы мило, если бы ты как-то выразил почтение хозяину.
Стив приоткрывает один глаз.
- Я сомневался, что ты вообще меня узнаешь – ты же у нас по уши втрескался в этого нового красавчика.
Дженсен закатывает глаза.
- Заткнись. Ведешь себя, как последняя сучка.
Стив ухмыляется.
- Тебе это нравится.
Дженсен поворачивается к грилю, и следующие несколько минут проходят в тишине, только листья шуршат на ветру.
- Ну, старик, расскажи мне о нем, - тихие слова отдаются в ушах Дженсена оглушительным громом. Все совсем не так, хочет сказать он. Только вот это было бы ложью. Стив молчит, давая ему время собраться с мыслями, но Дженсен знает, что если оглянется, то встретит выжидательный взгляд Стива. Он слегка пожимает плечами и начинает выкладывать мясо на гриль.
Стив стонет и что-то тихо бормочет.
- Нечего здесь рассказывать, - наконец говорит Дженсен. – Я хочу сказать, мы просто… не знаю, мы подходим друг другу, понимаешь? Честное слово, такое ощущение, что я знаю его всю жизнь, а мы знакомы всего с неделю.
- Ты говорил ему, что тебе нравятся парни? – Это вопрос с подвохом. Дженсен слышит все невысказанные вопросы Стива. Ты доверяешь ему так же, как нам? Ты честен с ним в своих желаниях?
Дженсен кривится - исключительно потому, что дым попал ему в глаз.
- Нет.
Раздается звонок в дверь, и никогда еще Дженсен не был так рад тому, что ему не дали договорить. Стив встает, чтобы открыть, потому что у Дженсена руки заняты едой. В дверях он останавливается и говорит: «Разговор не окончен», - а затем исчезает.
Спустя несколько часов Дженсен снова оказывается на заднем дворе – теперь со Стивом и Крисом. Слышно, как в доме другие гости что-то наигрывают на гитарах, как голоса то попадают в мелодию, то фальшивят, как кто-то смеется и улюлюкает – традиционное звуковое сопровождение любой их вечеринки. Стив закуривает и садится на стол рядом с Дженсеном. Он молча позволяет Дженсену стащить его сигарету и сделать несколько затяжек. Крис стоит с бутылкой пива в руке, облокотившись на перила и скрестив лодыжки. Он наблюдает за Дженсеном, весь вечер наблюдает, тяжелым и оценивающим взглядом. Большую часть вечера Дженсену удавалось избегать этих двоих.
Похоже, теперь его удача себя исчерпала.
Он снова забирает у Стива сигарету, позволяя дыму обжечь легкие, прежде чем медленно выдохнуть.
- Оставь себе, - говорит Стив, когда Дженсен протягивает ее обратно, и вытаскивает новую.
- Так ты рассказывал нам о своем мальчике… - произносит Стив, не глядя на него. Слова повисают в воздухе.
Все вокруг замирает, исчез даже легкий ветерок, как будто весь мир, затаив дыхание, ждет ответа Дженсена. Дженсен не поднимает глаз, но он точно знает, что Крис сейчас смотрит на него, словно что-то прикидывая в уме. У него не появилось никаких новых мыслей, кроме тех, что он уже высказал, так что он пожимает плечами.
- Понимаешь, чувак, он как ребенок. Весь такой юный, восторгающийся жизнью. И он из Техаса, так что мы хорошо ладим.
Крис тихо откашливается, и Дженсену приходится все же поднять на него глаза.
- Он как-то давал понять, что ты ему нравишься? – Крис спрашивает мягко, и Дженсен не понимает, откуда это чувство, будто в него только что всадили нож.
- Скажем, отсосать мне в трейлере он не предлагал, - огрызается он. Какого черта его так задел этот простой вопрос! У Криса были все основания задать его, особенно учитывая, какой у Дженсена «послужной список» с парнями, и тем не менее Дженсен не хочет даже задумываться об этом. Конечно, иногда Джаред смотрит на него как-то по-особенному, или они просто с головой уходят в разговор, пока декораторы подготавливают площадку, или Джаред сгребает в его объятья, их разгоряченные тела прижимаются друг к другу, и это длится на каких-то пару мгновений дольше, чем если бы это было чисто дружеское объятье.
Крис подходит к нему, разворачивает стул и перебрасывает ноги через подлокотники стула Дженсена, не давая ему подняться. Впрочем, скрыться в доме ему бы вряд ли удалось, даже если бы он попытался раньше. Стив выдыхает дым ему в лицо а потом еще и строит непонимающую физиономию, когда Дженсен отвешивает ему подзатыльник.
- Чувак! - восклицает Стив.
- Не прикидывайся невинной овечкой, - откликается Дженсен.
- Тогда не веди себя, как девчонка, и ответь уже на этот чертов вопрос, чтобы мне не приходилось по капле выдавливать из тебя слова, - он снова затягивается, и только когда видит, что Дженсен смотрит на него, выдыхает дым в другую сторону. Дженсен закатывает глаза.
- Он не говорил, что у него есть девушка, а он, по-моему, не из тех людей, которые стали бы делать из этого тайну. Еще иногда у меня такое ощущение, будто он флиртует. Но это всё, парни. Серьезно. Вы делаете из мухи слона.
И Крис, и Стив смеются над ним, и ему почему-то хочется показать им язык. Наверное, Джаред так бы и поступил – и сам заржал бы – но Дженсен сдерживается.
- Ты знаешь, что Райли с ним работал, да? – тихо говорит Крис. – Говорит, Джаред не так легок на подъем, как ты.
У него слегка сжимается желудок, но он просто пожимает плечами и, затянувшись в последний раз, выбрасывает сигарету в пепельницу.
- Я уже сказал, вы непомерно раздуваете все это дело.
Крис на секунду задерживает на нем взгляд. Дженсен смотрит ему в глаза, и Крис убирает ноги. Дженсен тут же встает, и он уже у двери, когда на его плечо опускается рука Стива.
- Мы с тобой, старик, - прежде чем отпустить его, Стив слегка сжимает руку.
- Я знаю, - отвечает Дженсен. Он сбегает в дом, а Стив и Крис остаются снаружи и наверняка тут же начинают говорить о нем. Дженсен подходит к остальным гостям, зарулив по дороге за еще одним пивом. Он, конечно, обожает этих двоих, но не может не радоваться, что расспросы закончились и можно присоединиться к веселью, выкинув из головы теплые карие глаза, ямочки на щеках, и глубокий смех, который как-то незаметно для Дженсена поселился у него в голове.

Уже поздняя ночь – или раннее утро, это уж как посмотреть – когда гости наконец-то расходятся, и Дженсен может раздеться и почистить зубы. Уже завалившись в кровать, он вспоминает о сообщении Джареда. И решает было прослушать его утром, но не может выбросить его из головы. Так что он садится на кровати и, потянувшись, хватает телефон с прикроватной тумбочки.
Привет, Дженсен, я позвонил, потому что… ну, просто у меня опять выдался свободный вечер, и я хотел узнать, какие у тебя планы.
Голос Джареда звучит немного взволнованно, видимо, он не был готов к тому, что надо будет оставить сообщение, и пытается на ходу сформулировать, что именно он хочет сказать.
И я вчера отлично провел время – надеюсь, ты тоже. У меня нечасто получается сходить на баскетбол – съемки, все дела. В общем, ладно, думаю, потом поговорим. Эмм, позвони мне. Кстати, это Джаред. Ладно, пока.
Дженсен смеется, когда слышит тихое ругательство на том конце провода, которое обрывается, когда Джаред кладет трубку. Он едва не перезванивает Джареду тут же, но, вспомнив, сколько сейчас времени, решает, что будет разумно отложить это до утра. Все еще посмеиваясь, он забирается под одеяло и закрывает глаза.
И засыпает почти мгновенно.

***

Оставшиеся съемки пилота пролетают словно в вихре: смех, оружие, приведения - и усердная работа. Когда все заканчивается, Джаред заключает Дженсена в долгие объятия, тяжело хлопает его по спине и просит не пропадать. Он кивает, в последний раз купаясь в воодушевлении Джареда и его хорошем настроении. Ранним субботним утром он садится на самолет в Ванкувер.


По субботам он играет в гольф с Томом, им удается втиснуть в свое расписание полраунда. Когда Том спрашивает о пилоте, Дженсену приходится подавить в себе шквал эмоций, грозящий вырваться вместе со словами.
- Было круто, - наконец отвечает он. – Я думаю, у нас хорошие шансы. К тому же мне страшно нравится мой персонаж, над ним будет интересно поработать.
Том кивает и отворачивается, сосредотачиваясь на следующем ударе.
- Но кто знает. В этом бизнесе сплошная неопределенность. И мне здесь нравится. То есть, не считая моего партнера по съемкам. Какой же он урод. Такой эгоист.
Том снова кивает, бормоча что-то в знак согласия, выдавая тем самым, что пропустил весь рассказ Дженсена мимо ушей.
- И таланта у него – ноль. Да кем он себя вообще возомнил? Большую часть времени он просто дефилирует без футболки и трагически пялится в камеру.
Том наконец смотрит на него.
- Подожди, ты это о ком? Я думал, тебе нравится этот Джаред?
Дженсен не выдерживает. Он все еще посмеивается, когда устанавливает свой мяч на подставку и делает замах.

***

Дженсен только что закончил сцену с Майком и собирается вздремнуть в своем трейлере, когда его телефон подает сигнал о новом сообщении. С окончания съемок пилота прошло две недели и три дня, и за это время Джаред ни разу с ним не связывался. Да и сам он никаких попыток не предпринимал. Лучше не привязываться к тому, чего, возможно, вообще не будет.
Чувак, только что видел Шевроле Импалу 67 года. Голубую, не черную, как у нас. Но я все равно сразу вспомнил о тебе. Как Ванкувер? Позвони, когда в следующий раз будешь в городе, придурок.
Дженсен долго не закрывает телефон, с улыбкой глядя на экран. Он ответит Джареду позже.

Этой ночью Дженсену снится, что он едет по пустынным сельским дорогам в Импале, и он просыпается за десять минут до будильника, обливаясь потом и запутавшись в простынях.

***

Марк, его агент, звонит ему, когда он в Лос-Анжелесе.
- Могу я поговорить с Дином Винчестером?
Желудок Дженсена устремляется куда-то к полу, и ему приходится перевести дыхание.
- Приятель, не шути со мной, - тихо говорит Дженсен. Он сглатывает, пытаясь смочить внезапно пересохшее горло.
- Вы получили одобрение, приятель. Шесть эпизодов и неплохие шансы на целый сезон.
Внутри у него всё скручивает, и он едва успевает выпалить «Подожди!», прежде чем броситься в туалет, где его рвет. Не самая лучшая реакция. И нельзя сказать, чтобы это был какой-то поворотный момент в его жизни. Но после того, как он несколько недель пытался усмирить свою надежду, внезапное исполнение желания – это слишком.
Надо позвонить Джареду. И родителям. И Крису и Стиву. И вообще, куче народу. Он склоняется над раковиной и полощет рот.

Когда он возвращается в гостиную и снова берет трубку, Марк все еще ждет на том конце провода.
- Эй, ты как? – спрашивает Марк.
- Прекрасно. Что мне надо сделать? – спрашивает он, напоминая себе, что Марк всегда хорошо к нему относился, и что у некоторых обитателей Голливуда все же есть душа. Взять хоть Джареда, например. Дженсен трясет головой, отгоняя подобные мысли.
- Мне сейчас вышлют копию контракта, просмотрим его, и оттуда уже будем думать.
- Отлично. Спасибо, Марк, - говорит Дженсен.
Он дает отбой, пролистывает список контактов и набирает номер прежде, чем успеет отговорить себя.
- Чувак, я как раз собирался тебе звонить, - Джаред, похоже, слегка задыхается от едва сдерживаемого возбуждения. Дженсен представляет себе его широкую улыбку, ямочки на щеках, и чувствует, как где-то глубоко внутри разливается тепло.
- Сходим куда-нибудь отпраздновать? – спрашивает Дженсен.
- Конечно, старик, разумеется!
- Я возьму напрокат машину и заеду за тобой в семь, идет?
- Да, прекрасный план, только давай перенесем это на завтра? – Джаред слегка откашливается. – Сегодня я праздную с Сэнди.
Брови Дженсена непроизвольно взлетают вверх. Он как будто падает с обрыва в замедленной съемке – понимает, что происходит, пытается ухватиться за выступ, но знает, что падение неизбежно.
- Сэнди? – будто издалека слышит он собственный голос.
- Ну да, моя девушка, - Джаред начинает смеяться, но обрывает себя. – Ой, я забыл, что вы не пересекались во время съемок пилота. Она уезжала из города с друзьями. Она просто супер, Дженсен. Ты будешь в восторге, точно говорю.
Комната перед глазами начинает вращаться, и Дженсен решает, что ему лучше присесть.
- Все нормально? - в голосе Джареда слышится беспокойство.
- Да, - удается выдавить Дженсену. – Я заеду за тобой завтра.
- Да, - Джаред снова полон энтузиазма. – До встречи, братишка.
- Увидимся.
Дженсен сползает по стене, пока не оказывается сидящим на полу. Он не может точно сказать, почему его так опустошает то, что Джаред хочет отпраздновать со своей девушкой. О которой, кстати, он почему-то не удосужился упомянуть за все время съемок, напоминает ему противный голосок в голове. Внезапно Дженсен испытывает острую потребность напиться. Вдрызг. И чем скорее, тем лучше.
Возможно, тогда комната перестанет крутиться, а если нет, то по крайней мере у нее будет на то законное основание. Он не знает, сколько времени сидит так, пытаясь разобраться, что же с ним происходит. Когда звонит телефон, Дженсен понимает, что все еще держит его в руке, и отвечает, не глядя, кто звонит.
- Поздравляю, мать твою! - вопль Криса едва не оглушает его. – Хотя я не понимаю, почему я узнаю об этом от своего гребаного агента.
Дженсен издает нервный смешок.
- Ты был следующим, кому я собирался позвонить, придурок, - ну, может, не прямо следующим, но одним из, так что это, в общем-то, и не вранье. – И я сам только-только узнал, так что не понимаю, какого черта ты тут строишь оскорбленное достоинство.
- Мы отпразднуем, да? Твой собственный сериал! Почему ты вместе со мной не скачешь от радости? – практически орет Крис ему в ухо.
- Да, - соглашается Дженсен. – Ты, я, и Стив, отправимся куда-нибудь и надеремся.
Стив и Крис могут называть это как угодно, главное – напиться.
- Чудо-мальчика пригласишь? – спрашивает Крис. – Я же знаю, как вы сблизились на съемках.
- Нет, - цедит Дженсен сквозь сжатые зубы.
- Ах, малыш Дженсен, - мурлычет Крис. – Рано или поздно тебе придется его с нами познакомить. С тем же успехом можно сделать это сегодня.
- Он не может. Ему есть, с кем праздновать сегодня, - Дженсен старается не обращать внимания на боль, которой отдаются эти слова.
- Ну так пусть Джаред и его захватит, - говорит Крис, совершенно не улавливая сути.
- Нет, старик, Джаред празднует со своей девушкой. Сэнди. Так что не думаю, что он сможет составить нам компанию. – Дженсен кладет руку на грудь, чувствуя, как в сердце впиваются ледяные иголки. – Мы с ним завтра куда-нибудь сходим.
Впервые за весь разговор на том конце провода повисает тишина.
- Ох, - наконец говорит Крис. – О, черт, Дженс, мне жаль.
Дженсен пожимает плечами и зажмуривается, пытаясь закрыться от эмоций, которыми пропитан голос Криса.
- Да не о чем тут жалеть, - отвечает Дженсен. – Просто вы со Стивом тащите сюда свои задницы, чтобы мы могли хорошенько оторваться, - он пытается говорить бодрее. – У меня будет собственный сериал – чертовски хороший повод отметить.
- Да, Дженс, конечно, - говорит Крис. – Мы скоро будем.
Дженсен дает отбой и еще пять минут сидит, прижимая руку к груди, а затем, наконец, встает, чтобы переодеться.

***

Это уже третий бар за ночь. Дженсен потерял счет выпитому – только помнит точно, что три стопки текилы он выпил с Крисом, и столько же – со Стивом. Он, покачиваясь, возвращается к столику, когда у него звонит телефон. Это его родители – он оставил им сообщение о новостях на автоответчике. Он уже собирается ответить, когда рядом с ним вырастает Стив, забирает у него телефон и смотрит на ID звонящего.
- Поверь мне, старик, - Стив подталкивает его к угловому столику, который они заняли, пока Дженсен ходил отлить, - лучше перезвони завтра. Говорить с ними сейчас – не лучшая идея.
Он хлопает Дженсена по руке и проскальзывает за столик на плюшевую диванную подушку.
Дженсен садится и Крис толкает к нему кружку пива
- Ну, приятель, и когда мы тебя теряем? – спрашивает Стив.
Дженсен делает здоровенный глоток холодного пива и пытается сообразить, о чем речь.
- Я не… не понимаю, о чем ты.
Он качает головой, и она, слишком тяжелая, свешивается набок и тянет его за собой, пока он не упирается плечом в стену. Он опирается головой о фанерную обшивку.
- Я спрашиваю, когда начинаются съемки? – Стив и Крис многозначительно переглядываются – не первый раз за этот вечер – и Дженсен закатывает глаза.
- Парни, вы меня не потеряете. Сейчас ведь не теряете, хотя я снимаюсь в Ванкувере, - он с размахом хлопает Стива по руке.
- А что ты собираешься делать с Джаредом? – снова Стив. Он всегда задает самые тяжелые вопросы, поднимает темы, на которые Дженсен вовсе не хочет думать.
- Буду с ним работать, естественно, - ледяное покалывание в груди, появившееся, когда Джаред впервые упомянул Сэнди, становится сильнее, и Дженсен зажмуривается. Он не хочет видеть, как Крис и Стив смотрят на него, а затем друг на друга.
- Я хочу, чтобы ты сказал честно, - говорит Стив, тихо, но отчетливо.
- Буду работать, рвать задницу, чтобы нам дали полный сезон. Мы с Джаредом прекрасно сработаемся, просто потому, что иначе быть не может. Будем приятелями, будем вместе отдыхать, я буду хорошим другом – и ничем больше. А когда приедет Сэнди, я буду правильно шутить – типа «Слава Богу, что ты приехала, Сэнди. Если бы мне пришлось еще хотя бы час нянчиться с этим придурком-переростком, я бы точно кого-нибудь прикончил», - и все будут смеяться. Никто не узнает, чего я хотел, и я начну двигаться дальше.
Он произносит все это, не открывая глаз, потому что не может заставить себя посмотреть на друзей. Он знает, что взгляд с головой выдаст, как больно ему на самом деле.
Он открывает глаза, услышав, как на стол ставят еще стаканы. Он видит еще два раунда, и чувствует прилив благодарности к друзьям, которые знают, когда пора заткнуться и перейти к выпивке. Они молча опустошают по стопке, затем сразу еще по одной, донышки громко стучат по столу.
- Знаешь, о чем я хочу услышать, Дженно? – Крис смотрит на него помутневшими глазами.
Дженсен отрицательно мотает головой и облокачивается на стол, чтобы лучше слышать.
- Я хочу, чтобы ты рассказывал мне обо всех сексуальных приглашенных актерах. Какими грязными делишками ты будешь заниматься с ними в трейлере, когда не тусишь со своим чудо-мальчиком. Договорились?
Дженсен хрюкает от смеха, роняя голову на стол.
- Ты просто больной, старик. Заведи себе собственных девочек.
По лицу Криса расплывается широченная улыбка.
- О, за меня не волнуйся. Девочек мне всегда хватает. Я просто хочу знать, как ты там зажигаешь, чтобы понять, нужно ли мне тащить свою задницу в Ванкувер и снимать тебе шлюх, или ты большой мальчик и справишься сам.
Крис делает долгий глоток пива и откидывается назад, словно поддразнивая Дженсена взглядом и вообще всей манерой держаться.
- Ты такой придурок, - бормочет Дженсен.
Стив хлопает его по спине, и смех наполняет их уголок бара.

***

На следующий день Дженсен просыпается в районе полудня. Прежде чем принять душ, он, спотыкаясь, проходит в кухню. На его автоответчике два сообщения от родителей, одно от его агента Марка и одно от Джареда.

Первым делом он перезванивает родителям, рассказывает им о сериале и о своей роли. Он отвечает на их расспросы: когда начинаются съемки, какое у него будет расписание. Он обещает прилететь погостить на несколько дней, прежде чем окончательно увязнет в работе.

Затем он звонит Марку и они обсуждают контракт. Марк сыплет суммами и подробностями, а Дженсен кивает и обещает просмотреть его по прибытии, но пока все звучит нормально.

Наконец он перезванивает Джареду.
- Привет, старик, - судя по голосу, Джаред все еще на седьмом небе, и Дженсен не может сдержать улыбки.
- Наши планы на сегодня все еще в силе? – спрашивает Дженсен вместо приветствия.
- Разумеется! – кажется, Джареда возмущает, что Дженсен даже помыслить посмел об обратном.
Они быстро уточняют детали и прощаются до вечера.
Остаток дня Дженсен проводит, готовясь к вечеру. Он заказывает столик в ресторане и нанимает водителя. Днем он получает контракт, и сделав нескольких звонков, чтобы обговорить детали, ставит свою подпись на пунктирной линии. К вечеру Дженсен решительно настроен отметить свое новое телешоу с Джаредом, своим новым партнером и другом. А если какая-то часть его и надеется на большее, он с этим разберется.


Часть 2

В первые два месяца съемок Дженсену каждую неделю поочередно звонят Крис и Стив. Дженсен подозревает, что они вдобавок платят Джейсону и еще паре человек за то, чтобы те писали ему е-мэйлы и потом отчитывались перед ними. Это нелепо и жалко, и Дженсен бы с удовольствием отпинал этих придурков. А еще в этом есть что-то необычайно успокаивающее. Как бы Дженсен ни отпирался, на самом деле он с нетерпением ждет писем и звонков - доказательств того, что друзья не забывают о нем, пока он в Канаде отмораживает задницу.

Съемки проходят прекрасно. Команда работает с удовольствием, и персонажи с каждым днем становятся все объемней, живее. В перерывах Джаред и Дженсен вместе играют в видеоигры или возятся с собаками Джареда. Джареду даже удается наконец привыкнуть к тому, что здесь он не Дин, и больше чем в половине случаев он занимает свою отметку, так что съемочный процесс существенно ускоряется.

Дженсен вливается мгновенно: даже не верится, что с начала съемок прошло всего два месяца. И пусть он все еще вспыхивает каждый раз, когда Джаред не по-дружески долго задерживает руку у него на локте - но постепенно ему удается хоть как-то обуздать свои чувства. Дженсен начинает понимать, что зря рассчитывал на то, что Джаред флиртует: у парня просто напрочь отсутствует представление о личном пространстве.

Дженсен так расслабляется, что едва не забывает о существовании Сэнди. Поэтому когда как-то в пятницу во время обеда Джаред пихает его в бок, чтобы привлечь внимание, Дженсен оказывается совершенно не готов к тому, что за этим последует.
- Эй, поосторожней! – возмущается он. – Не повреди ценную упаковку.
Джаред закатывает глаза и начинает набирать еду в контейнеры.
- Слушай… на эти выходные приедет Сэнди. Сегодня ночью, - Джаред на минуту отвлекается от своего занятия, чтобы взглянуть на Дженсена.
После небольшой заминки Дженсену все же удается повернуться и выдавить из себя улыбку. При первом упоминании Сэнди его желудок рухнул куда-то вниз, и только приложив все усилия, Дженсену удалось заставить руки не дрожать.
- Дженсен?
- Да, Джа? – кажется, его голос звучит почти ровно.
- Все нормально? – Джаред смотрит на него своим щенячьим взглядом, и Дженсен призывает все свое мужество, чтобы устоять перед воздействием.
- Конечно. Чувак, почему ты мне раньше не сказал? Я бы уже столько планов понастроил, если бы знал, что не придется все выходные любоваться на твою мерзкую физиономию, - он заставляет себя подмигнуть и лукаво улыбнуться, и Джаред смеется.
- Ну да. Можно подумать, это не ты умоляешь меня заскочить к тебе каждым субботним вечером. Джаред, пожалуйста, - пискляво тянет он, - мне просто необходимо, чтобы мне надрали задницу в “Grand Auto Theft”. Приходи, а то я заплачу!
Дженсен смеется, чувствуя, как по занемевшему было телу снова разливается тепло.
- Хреново ты меня изображаешь. Голос у меня вовсе не такой, - Дженсен тоже начинает наполнять свой контейнер, предварительно показав Джареду средний палец. Следующие несколько минут они не произносят ни слова, но это уютное молчание на двоих.
- Сэнди надеялась, что мы вместе куда-нибудь сходим в субботу, - нарушает тишину Джаред. Дженсен что-то мычит в ответ, и Джаред улыбается.
- Прекрасно, просто отлично, - Джаред явно расценил это мычание как согласие. – Тебе она очень понравится. Она офигенная.

Джаред весь обед продолжает сыпать радостными «она тебе понравится», а потом, к счастью, перерыв заканчивается, и Дженсен может укрыться в мыслях Дина и не думать о Джареде и Сэнди, и о том, как весь мир внезапно окрасился в оттенки серого.

***

Дженсен сидит в темноте перед телевизором и смотрит на беззвучном режиме какой-то межуниверситетский футбольный матч. Только после третьей банки пива его перестает колотить. Он одновременно мерзнет и обливается потом, и ненавидит свое тело за такое предательство. Конечно, он помнил о Сэнди. И все же, пока она была где-то далеко, так легко было притвориться, будто Джаред принадлежит только ему.

Они с Джаредом столько времени проводят вместе, помогают друг другу учить тексты, обсуждают карьеру, агентов – и в результате неизбежно появляется определенная близость, которой Дженсен только рад.

Он знает Джареда достаточно хорошо, чтобы заказывать ему еду, не забывая о его маленьких причудах. Например, Джаред обожает бургеры, но терпеть не может лук и соленые огурчики, так что надо следить, чтобы их не добавляли. Джареду нравится томатный соус, и он всегда предпочитает его винному или сметане. Он любит свежие фрукты, но ненавидит чистить и резать, поэтому ест их не слишком часто. Именно поэтому Дженсен недавно отвел Дженнифер в сторонку и сказал, что было бы здорово, если бы в обеде появился фруктовый салат.

Все это только подтверждает, что Дженсен попал. Не просто попал, он в двух шагах от того, чтобы оказаться в полной жопе. И он ничего не может поделать: Джаред, сам того не замечая, с легкостью сносит все возведенные Дженсеном барьеры.

Раздается телефонный звонок, и Дженсен, не снимая трубку, заключает сам с собой пари: Стив или Крис? На этой неделе очередь Криса, но они уже разговаривали перед обедом, и Крису вроде бы незачем перезванивать. С другой стороны, Стив редко звонит не в свою неделю. Значит, шансы равны.
Дженсен нутром чует, что это Стив.
Телефон замолкает и тут же снова пикает, возвещая о полученном сообщении.
ты с ДжП?
Дженсен победно вскидывает кулак и молча поздравляет себя с выигранным пари – ну и пусть это сущая нелепица.
Нет.
Телефон звонит через минуту после того, как он отправляет сообщение.
- Что случилось? – Стив не пытается скрыть свое беспокойство за дежурными фразами.
Дженсен раздумывает, не соврать ли. Можно сказать, что он просто устал и ему нужно отдохнуть один вечер. С кем-нибудь другим, может, и прокатило бы, но только не со Стивом. Стив знает, что выходные Дженсен всегда проводит с Джаредом.
- Эклз, - добродушно понукает Стив. – Выкладывай.
- Сэнди приезжает на выходные. И хочет со мной познакомиться, - Дженсен может гордиться тем, как ровно и спокойно это прозвучало. Но он прекрасно понимает, что Стива этим не обмануть.
- Что ж, рано или поздно это должно было случиться, - Стив замолкает на несколько секунд. – Составить тебе компанию?
- Чувак, - возмущается Дженсен. – Я же не собираюсь покончить с собой.
- Чувак, - передразнивает Стив. – Может, это мне нужно сменить обстановку. Все вы, актеры, одинаковые. Все я да я, нет чтобы о других подумать.
В голосе Стива столько возмущения, что, не знай его Дженсен так хорошо, он поверил бы, что тот оскорблен в лучших чувствах.
- Ага, - со смехом соглашается Дженсен. – Но ты продолжаешь околачиваться рядом со мной, так что не надейся на сочувствие.
- Ладно, ладно, - сдается Стив. – Я и правда беспокоюсь за тебя. Но мы с Хизер только что расстались, и я действительно позвонил, чтобы узнать, можно ли к тебе приехать, так что все просто так удачно совпало.
- Хизер? – переспрашивает Дженсен. – А как же Шерри?
Стив меняет девушек чаще, чем покупает сигареты, и Дженсен уверен, что между Шерри и Хизер скорее всего была еще парочка, а то и больше. Ему просто нравится поддразнивать Стива.
- Подожди, Шерри – это которая? С буферами или с ногами от ушей? – Дженсен слышит смех на том конце провода. – Старик, и почему ты вечно напоминаешь мне о тех, кому удалось ускользнуть?
Дженсен выдавливает из себя смех, чувствуя, как дерет горло. Восстановив дыхание, он спрашивает Стива о группе. Тот позволяет ему перехватить инициативу в разговоре, и после нескольких минут непринужденной болтовни воцаряется уютное молчание. Затем Дженсен слышит, как Стив вздыхает и возится с телефоном, явно собираясь вернуться к серьезному разговору.
- Ну что, впустишь меня завтра, когда я объявлюсь у тебя на пороге?
Ни «Можно я приеду?», ни «Как ты на это смотришь?» Стив не оставляет Дженсену даже иллюзии выбора.
- Напиши, когда доберешься, придурок, - ворчит Дженсен в ответ.
Стив присвистывает.
- Так держать, Эклз, - и Дженсен не может сдержать улыбки.
- Жди меня к полудню, - говорит Стив, и смеется, когда Дженсен выдавливает: «Какого… ты хитрая крыса…»
- Ну, мне пора. Увидимся завтра, - сообщает Стив и вешает трубку.
Дженсен целую минуту сидит, уставившись на телефон, а потом качает головой, выключает телевизор и отправляется спать.

***

Стив действительно приезжает на следующий день. На нем джинсы, коричневая рубашка и солнечные очки, за плечом дорожная сумка, в руке – гитара. В нем нет ни капли напряжения, и когда Дженсен проводит его внутрь дома, собираясь показать комнаты, Стив качает головой, и, поставив сумку на пол, крепко обнимает Дженсена.

Дженсен на минуту расслабляется, потому что Стив для него почти как член семьи, и, как бы круто ни было на съемках «Сверхъестественного», Дженсен все же скучает и по семье, и по своей лос-анджелесской компании. Конечно, Джаред потрясающий, и он уже стал почти родным, но все портит это невысказанное чувство. Оно потоком электричества прокатывается под кожей и ощущается так естественно, что Дженсен практически его не замечает. До тех пор, пока Джаред не посмотрит на него как-то особенно или не задержит ладонь на руке Дженсена чуть дольше, чем нужно, и все снова обрушивается сплошным потоком – с мурашками по спине и кипением крови, которые Дженсен безуспешно пытается подавить.

Стив отстраняется и осматривается, так и не убрав руку с плеча Дженсена.
- Стильное местечко, - говорит Стив, и Дженсен знает, что это не комплимент: под «стильным» Стив подразумевает «безликое».
- Так когда ты нас познакомишь? – Стив садится верхом на кухонный стул и смотрит на Дженсена своим фирменным взглядом, будто говоря «Даже не пытайся увильнуть».
Дженсен очень хочет закатить глаза, но сдерживается.
- Обычно по выходным мы идем на матч, или куда-нибудь выпить, или смотрим телек, или играем в видеоигры. Но здесь Сэнди, и Джаред нашел какой-то винный ресторанчик - предлагает встретиться там. Так что мы с Сэнди сможем поболтать, узнать друг друга получше, и стать друзьями навеки, - Дженсен рисует в воздухе кавычки и закатывает глаза, а Стив только ухмыляется в ответ. Дженсен стряхивает с колен невидимую пыль и садится. – Думаю, надо сообщить ему, что ты припрешься и нарушишь наше уединение.
Стив с ухмылкой подается вперед, облокачиваясь на спинку стула.
- Или пусть это будет сюрпризом. Посмотрим, как он отреагирует на мое внезапное вторжение, если у него не будет времени подготовиться, - он ухмыляется еще шире, и в его чертах проступает что-то животное. – Если он такой потрясающий, как ты без конца говоришь, ему будет раз плюнуть с этим справиться, так ведь? – Дженсен слышит в словах Стива вызов и немножко ненавидит его за это.
- Тебе когда-нибудь говорили, что ты коварный сукин сын? – он достает телефон и начинает набирать сообщение.
Ко мне приехал друг из ЛА. Ничего, если он присоединится к нам сегодня?
Он нажимает на кнопку «отправить». Стив с тихим смехом качает головой.
- Где твой азарт? Крис будет счастлив услышать, что ты наконец-то признал поражение.
Дженсен почти машинально перегибается через стол и отвешивает Стиву подзатыльник.

***

Дженсен не сразу замечает бар, расположенный на втором этаже старого здания, так что ему приходится еще раз объехать вокруг квартала. Они должны были быть на месте несколько минут назад, и Дженсен нетерпеливо барабанит пальцами по рулю, дожидаясь, пока к ним подойдет парковщик.

- Чувак, выдохни, - Стив понимающе смотрит на него.
- Мы опаздываем. Ненавижу опаздывать, - Дженсен пытается расслабить руки, но в результате только стискивает их в кулаки.
- И кто в этом виноват, мистер Пока-не-переоденусь-три-раза-из-дома-не-выйдем? – Стив выбирается из машины и бросает на Дженсена выразительный взгляд через плечо.
Дженсен отпарировал бы, но ему не до того: надо отдать парковщику ключи и убрать в кошелек стояночный талон.

Джаред и Сэнди уже сидят за столиком в углу – там уютно и просторно.
- Привет, старик, - сияет Джаред.
Дженсен чувствует, как тут же начинают потеть ладони, и торопливо вытирает их о джинсы. Они со Стивом подходят к столику, и Джаред притягивает Дженсена в долгие объятья – будто они не провели вместе большую часть этой недели.
- Привет. Извини, что заставили ждать.
Джаред смеется и качает головой.
- Ничего страшного.
Когда он делает шаг назад и приобнимает Сэнди за плечи, притягивая ее к себе, Дженсен почти физически чувствует, как пол уходит из-под ног.
- Дженсен, это Сэнди, моя девочка, - конечно, Джаред представит свою подружку как «моя девочка», мысленно смеется Дженсен, и одновременно гадает, не думает ли Джаред о нем когда-нибудь как о «своем мальчике».
Он пожимает Сэнди руку и с удивлением обнаруживает, что, несмотря на все переживания, «Приятно наконец-то познакомиться» он произносит вполне искренне. Он переводит взгляд на Джареда и замирает, завороженный тем, как Джаред смотрит на Сэнди - не отрывая глаз, улыбаясь от уха до уха.
Стив шлепает Дженсена по руке.
- Может, перестанешь пялиться на красотку и представишь меня наконец?
Джаред и Сэнди, конечно, решают, что речь о Сэнди, но Дженсен знает, что это не так. Он смеется и подыгрывает, хотя какая-то часть его хочет свернуть Стиву шею.
- Что ж, Сэнди – награда для уставших глаз, после того как мне целый день пришлось смотреть на твою физиономию, - Дженсен разворачивается вполоборота, чтобы Стив тоже оказался включен в компанию, и тихо бормочет: - Веди себя прилично.
- Это мой друг Стив, - говорит Дженсен, и Джаред и Сэнди по очереди пожимают ему руку.
- Приятно познакомиться, Джаред, - улыбается Стив. – Никогда не видел, чтобы Дженсен был в таком восторге от съемок. Так что я решил, что надо приехать и своими глазами увидеть, как вам это удается.

Дженсен ожидает, что Джаред сейчас расхохочется, откинув голову назад и обнажив длинную шею, но к его удивлению, тот опускает голову, и ямочки отчетливо проступают на его заалевших щеках.

На секунду воцаряется тишина: Дженсен не может решить, что делать и как себя вести, сбитый с толку такой не-джаредовской реакцией. Все остальные замерли, немного смущенно; они уже потянулись было к стульям, но никто не решается сесть.
Неловкость сглаживает Сэнди. Она с улыбкой бросает взгляд на Джареда, прежде чем повернуться обратно к Стиву и театрально прошептать: - Джаред тоже без конца твердит о Дженсене. Вечно «Дженсен сегодня такое сделал!» или «Ты бы слышала что Дженсен сегодня сказал. Умора!»
Все смеются вместе с Сэнди, даже Джаред – теперь уже привычно, громко, запрокинув голову.
- А что? – Джаред садится. – Дженсен правда много смешного говорит. А я люблю поделиться хорошей шуткой. Не вижу, к чему весь этот шепот и конспирация, Сандра, - он показывает ей язык, и Сэнди в шутку замахивается на него.

Дженсен закашливается от удивления. И только услышав гиеноподобный смех Стива, он берет себя в руки, садится на стул и поднимает голову, заставляя себя посмотреть Джареду в глаза. Тот очаровательно пунцовеет от смеха, и от внимания Дженсена не ускользает, как Джаред окидывает его быстрым взглядом.
- Стив, - отдышавшись, начинает Джаред. – Дженсен говорил, что ты музыкант. Чем твоя группа сейчас занимается? У вас здесь выступление? – Дженсен выдыхает и, расслабившись, кладет руку на спинку диванчика.
- Неа, концертов сейчас нет, - отвечает Стив. Дженсен невольно чувствует, что где-то внутри у него напряжение скручивается в тугую пружину, которая вот-вот распрямится. Ну какая разница, поладят Стив с Джаредом или нет? Но для Дженсена это почему-то очень важно. И понимание этого словно наотмашь бьет по лицу: он-то думал, что у него получается хоть как-то контролировать свои чувства к Джареду.

- Что?
Дженсен слышит восклицание Джареда и понимает, что потерял нить разговора. Проклятье.
- Чувак, ты мне не говорил, что поешь и играешь на гитаре! – распахнутые глаза и раскрытый рот Джареда должны выглядеть забавно. Но Дженсену не смешно, потому что он знает: несмотря на нелепый вид, Джаред искренне огорчен и обижен. Джаред считает, что Дженсен пренебрег им, раз не рассказал о чем-то настолько важном. Черт бы побрал Стива и его длинный язык!
- Потому что это не так, - говорит Дженсен. – Серьезно, - быстро продолжает он, когда и Джаред, и Стив открывают рты, чтобы возразить. – Я не композитор и не певец. Я не пытаюсь как-то нарабатывать способности, у меня нет потребности играть. Мне просто нравится собраться с ребятами, выпить и устроить небольшой джем. Это совсем другое.
- Не слушай его, - вмешивается Стив, наклоняясь через стол к Джареду и Сэнди. – Он просто кокетничает, - Дженсен бросает на Стива предостерегающий взгляд, но тот невозмутимо продолжает: - У нашего Дженсена прекрасный голос и музыкальный слух. Когда мы жили вместе, он все время помогал мне с песнями. Даже спел в качестве бэк-вокалиста на паре треков.

Джаред смотрит на Дженсена так, будто у него внезапно выросли крылья. А Дженсен – Господи, Дженсен чувствует себя виноватым за то, что заставил Джареда так на него смотреть.
- Это же так круто, - говорит Сэнди. Она улыбается Дженсену, попутно бросая быстрый взгляд на Джареда. – Я всегда хотела петь. Джаред, похоже, считает, что если достаточно сильно чего-то хочешь, то обязательно добьешься своего. Но я всегда считала, что певцом нужно родиться. – Она поворачивается к Джареду, и в ее выражении появляется что-то мягкое, когда она проводит рукой вниз по его груди, кладет ладонь ему на бедро.
- Ну не знаю, Джаред, думаю, если бы ты слышал, как пытается петь мой брат, ты бы переменил мнение, - Дженсен отклоняется назад и жестом подзывает официантку. – Он даже в ноты не попадает, а уж о гармонии я вообще молчу.
- Да, но так ли сильно ему хочется петь? – спрашивает Джаред и качает головой. – Нет, одно дело – не стать великим певцом. Я, например, не великий певец. Но я и не хочу им быть. А если хочешь быть врачом, или адвокатом, или учителем, то кому какое дело, как ты поешь. Но если тебе правда очень хочется, ты найдешь преподавателя, какие-нибудь курсы, и потратишь время на то, чтобы научиться.

Кажется, Джаред хочет сказать что-то еще, но тут появляется официантка, и все погружаются в изучение винной карты, на которую до этого никто не удосужился посмотреть.

Остаток вечера проходит гладко. Заказывать вино сразу поручают Дженсену - как только становится ясно, что Сэнди в этом вопросе так же безнадежна, как Джаред. А тот не то что хорошее вино не может выбрать, он даже не знает, какое с каким блюдом подается.

К своему потрясению, Дженсен обнаруживает, что Сэнди полностью очаровывает его, из-за чего ненавидеть ее становится проблематично. Одно дело – невзлюбить какую-то случайную брюнеточку, пусть даже у нее потрясное тело, и убедить себя в том, что она Джареду совершенно не подходит и только мешает ему открыть свое истинное «я». А под истинным «я» Джареда Дженсен подразумевает его большую гейскую любовь к своему партнеру по съемкам. Но сидя напротив этой парочки, Дженсен не может не признать, что они, вообще-то, идеально подходят друг другу и явно оба влюблены по уши.
Сэнди с легкостью поддерживает разговор со всеми в их маленькой компании, и спорит о футболе покруче, чем некоторые парни – знакомые Дженсена. А Джаред – Господи, Джаред весь вечер будто светится изнутри. Дженсен думал, что видел Джареда на седьмом небе от счастья, но, похоже, есть еще целый уровень, о котором он даже не подозревал.

Еще сильнее, чем внезапная симпатия к Сэнди, Дженсена беспокоит поведение Стива, который в разгар вечера вдруг полностью преображается и перестает поддразнивать Дженсена – что пугает уже само по себе. Мало того, он начинает вести себя так, будто выпил не три бокала вина, а гораздо больше.

Все начинается с мелочей: то он слегка прикасается к запястью Дженсена, рассказывая какую-то байку о том, как они жили в одной квартире несколько лет назад, то слегка подвигается, чтобы их ноги под столом соприкасались. Дженсен видит, что не он один это замечает. В какой-то момент Джаред начинает исподтишка поглядывать на Дженсена, обеспокоенно и озадаченно.

Спрашивая Стива о девушках, которые наверняка гроздьями на нем виснут, Джаред складывает руки на груди и откидывается на спинку стула. Он будто допрашивает парня, пригласившего его дочь на выпускной, а не знакомится с приятелем своего партнера по съемкам.
В ответ Стив выдает что-то уж совсем запредельное.
Он бросает быстрый взгляд на Дженсена, а потом опускает голову и снова смотрит на Джареда.
- Что ж, дамы всегда любили музыкантов. Так что, естественно, у меня их было предостаточно. Но в последнее время… - Стив замолкает и смотрит на Дженсена из-под ресниц, прежде чем продолжить: - В последнее время я был немного занят. Ну, ты понимаешь.
Джаред кивает – да, понимаю – но при этом очень обиженно поджимает губы, и Дженсен так сбит с толку, что не знает, что делать.

И тут Сэнди снова спасает положение, зевнув третий раз подряд. Она слегка толкает Джареда в бок и говорит извиняющимся тоном: - Боюсь, я еще не до конца отошла после вчерашнего перелета. К тому же кое-кто утром не дал мне поспать, - в ее голосе звучит осуждение, но глаза сияют, когда она смотрит на Джареда.
- Что-то тогда я жалоб не слышал, - парирует тот.
- Ах, милая, если Джаред плохо с тобой обращается, я с радостью составлю тебе компанию на вечер, - подмигивает Дженсен. – Я-то знаю, как угодить даме.
Джаред запрокидывает голову и хохочет, и на его лице наконец-то появляется привычная улыбка, а морщины на лбу разглаживаются.
- Слышал? – хихикает Сэнди, глядя на Джареда. – Тебе, мистер, стоит задуматься над своим поведением. У меня тут толпы желающих занять твое место.
Джаред наклоняется к Сэнди, которая смотрит него снизу вверх, и их носы практически соприкасаются.
- Думаешь, найдешь что-нибудь получше этого? – шепчет он ей в губы и целует ее.
Дженсен не может на это смотреть, чувствует, как его лицо заливает жар. Но отвести сейчас взгляд – это выше его сил. Он невольно представляет, каково это – когда Джаред так близко, прижимается, нависает над тобой, обхватывая ладонями твое лицо. Джаред отстраняется на считанные миллиметры, чтобы снова что-то сказать, и Дженсен поспешно переводит взгляд на столешницу.
- Ну смотри, когда поймешь, что упустила лучшее предложение на рынке, не беги ко мне жаловаться - с самодовольным видом говорит Джаред, распрямляясь. Он снова поворачивается к Дженсену и Стиву. – Что ж, похоже, пора расходиться. Стив, ты здесь надолго?
- Только на выходные. У меня в понедельник встреча в Лос-Анджелесе.
- Ну, не пропадай. И дай мне знать, когда у вас следующее выступление. Я бы с удовольствием послушал, как вы играете. Особенно если вы убедите вот этого парня спеть вместе с вами, - усмехается Джаред, кивая на Дженсена.

Официантка приносит счет, и Джаред, бросив на стол горсть двадцаток, встает и подает руку Сэнди. Покинув вместе бар, они на минуту задерживаются на тротуаре, пока служащий подгоняет им машину. Ночной воздух приятно холодит кожу, разгоряченную после нескольких часов в помещении и всего выпитого вина.
Дженсен обнимает Сэнди и, не сдержавшись, шепчет ей на ухо:
- Я тогда не шутил. Как только поймешь, что Джаред безнадежен, дай мне знать.
Он целует ее в щеку и Сэнди снова хихикает.
- Чувак, - Джаред оттаскивает Дженсена от Сэнди. – Найди себе девушку.
Дженсен со смехом толкает Джареда в плечо.
- Спасибо за выпивку, приятель. До понедельника?
Джаред кивает, а в следующий миг его глаза недобро сужаются, и Дженсен обнаруживает позади себя Стива, который тихо подошел и возмутительно небрежным жестом положил руку ему на талию. Дженсену приходится призвать всю свою выдержку, чтобы не двинуть этому ублюдку прямо посреди улицы. Вместо этого он с улыбкой машет отъезжающим Джареду и Сэнди, а потом стряхивает с себя руку Стива и марширует к водительской дверце.

Когда они оба забираются в машину, Дженсен поворачивается к Стиву со словами:
- Надеюсь, у тебя есть просто охуенное объяснение представлению, который ты устроил.
Дженсен сосредотачивает внимание на дороге, чтобы не смотреть на Стива. Наверняка тот сейчас просто лопается от самодовольства, и на лице у него та самая ухмылочка, которая просто выводит Дженсена из себя – так что Дженсен стискивает зубы и твердо решает, что этот раунд молчанки останется за ним.

Сперва Стив не произносит ни слова, только тихонько посмеивается. Когда становится ясно, что Дженсен будет держаться до последнего, Стив вздыхает.
- Ну Дженсен, хватит дуться, мы же так чудесно провели вечер.
Дженсен фыркает.
- Это ты чудесно провел вечер. А я сгорал со стыда, что привел с собой такого слабака. Чувак, когда ты успел разучиться пить?
И тут Стив начинает хохотать, почти так же громко и заразительно, как Джаред.
- Я притворялся. Играл роль. Слышал когда-нибудь о таком?
- Ясно. И зачем?
- Хотел посмотреть, удастся ли заставить Джареда поревновать. И должен сказать, он попался со всеми потрохами. Хотя сам об этом пока не догадывается.
- О чем ты? – Дженсену почему-то хочется начать защищать Джареда: будто Стив не заметил, какой он потрясающий, зато нашел в нем какую-то странность, которую Дженсен умудрился не заметить. И это выбивает почву из-под ног: ведь Дженсен наблюдает за Джаредом, как одержимый, не упуская практически ничего.
- Когда я начал на тебя вешаться, он взревновал, словно я на его собственность покусился.
- Но это просто нелепо! - возмущается Дженсен - но теперь, когда Стив ткнул его в это носом, он понимает, что именно так все и было.
- Нелепо, конечно, - соглашается Стив. – Но это правда. Неудивительно, что у тебя из-за него крыша едет.
- А как же Сэнди? – Дженсен понимает, что хватается за соломинку.
- Ну да, именно из-за нее и выходит эта сраная неразбериха. Потому что для Джареда Сэнди сейчас затмевает все, включая то, что происходит между вами. И, кто знает, может, он никогда этого и не поймет. Но вот что я тебе скажу: судя по его реакции, где-то в глубине души он уже готов все осознать, - Стив, поморщившись, вытирает рукой лоб. – Не завидую я тебе, приятель.
- Что ж, прекрасно. Спасибо большое, - Дженсен еще сильнее сжимает руки на руле.
- Зачем же еще нужны друзья, Дженс? – говорит Стив - вопреки ожиданиям Дженсена, без капли самодовольства.

Остаток пути они проделывают в тишине. Дженсен думает о Джареде и о том, как этот парень перечеркнул все законы дружбы, которые Дженсен вывел для себя за много лет. Дженсен любит законы и правила. Без них остается вслепую полагаться на эмоции и побуждения – и хотя в творческом плане такой подход работает прекрасно, в жизни это пугает до чертиков.

Когда они добираются до дома, Дженсен все еще не настроен разговаривать, так что он просто со вздохом вылезает из машины. Ну, разве что дверцей он хлопает чуть сильнее, чем стоило бы. Что Дженсен по-настоящему ценит в Стиве – даже когда хочет его удавить – это то, что Стив всегда знает, когда надо оставить его в покое. Дженсен уверен, что Стив сам прекрасно у него обустроится, так что не нужно изображать из себя хорошего хозяина.
Он как раз собирается выключить свет в спальне, когда Стив стучит в открытую дверь. Облокотившись на косяк, он протягивает Дженсену мобильник. Дженсен закатывает глаза и берет телефон.
- Крис, я устал, как собака, - сообщает он вместо приветствия.
- Стив предупредил, что ты сегодня дерганый, - отвечает Крис, и в его хриплом голосе ясно слышится насмешка. – Что же нам с тобой делать, Дженсен?
- Как насчет дать мне поспать? – ворчливо предлагает Дженсен.
- А Джаред?
- А что Джаред? – Дженсен знает, что только оттягивает неизбежное, но он устал, и да, он сегодня дерганый.
- Что ты будешь с ним делать?
- Кто сказал, что с ним надо что-то делать?
- Не умничай. Тебе не идет, - тон Криса остается шутливым, но Дженсен чувствует, что испытывает его терпение.
- Забудь, Крис. Я устал. Меня весь вечер лапал Стив, а Сэнди понравилась мне вопреки всякому здравому смыслу, так что я в полной жопе. Поэтому, если не возражаешь, сейчас я повешу трубку и попытаюсь забыться во сне.
- Хорошо, - уступает Крис, и Дженсен удивленно моргает. – Хорошо, только ради Бога, не забывай, что ты не один, старик.
- Я знаю, - говорит Дженсен, и добавляет: - Спасибо, - потому что, какими бы занозами Крис со Стивом не были, они все равно – родные, свои.
- А теперь давай мне обратно Стива.
Дженсен возвращает телефон и, толкнув Стива в плечо, выключает свет и забирается в постель.

***

Утро понедельника наступает слишком быстро. До работы они с Джаредом доезжают в полной тишине. Проскользнув на заднее сиденье, Джаред бросает на него один-единственный взгляд и, видимо, поняв, что ни говорить, ни репетировать Дженсен сейчас не способен, дает ему спокойно доспать. И только когда они сидят в гримерке, и Дженсен выпил уже три чашки кофе, а Джаред все еще не произнес ни слова, Дженсену приходится признать, что его субботние выводы подтверждаются, и Джаред молчит не потому, что пожалел его.

Съемки тем утром проходят весьма успешно. Снимают очень эмоциональную сцену из девятого эпизода, и Дженсен впервые позволяет Дину показать уязвимость, которую он обычно прячет за маской. Кен хочет, чтобы Дин совсем сломался во время звонка отцу, а Дженсен не знает, насколько сильно Дин может расклеиться, как это будет выглядеть в отснятом виде. Ему хочется спросить Джареда, что тот думает по этому поводу, но Дженсен решает, что сейчас это не самая удачная мысль.

В два часа дня они заканчивают сцену, и у Дженсена и Джареда есть часа три на то, чтобы перекусить и поправить грим. Положив еду в пластиковый контейнер, Дженсен направляется в трейлер Джареда. Он стучит и, не дожидаясь ответа, заходит. Ставит свой обед на стол и встает прямо перед телевизором, так что Джареду приходится оторваться от видеоигры.
- Джаред, что происходит?
- О чем ты? – по крайней мере, у Джареда хватает совести, чтобы виновато опустить голову.
- Чувак, совсем-то за дурака меня не держи, - Дженсен садится на диван. Он задевает коленкой ногу Джареда, чтобы привлечь его внимание, и продолжает: - Ты сегодня похож на щенка, накачанного успокоительным. И я знаю, что Сэнди уезжает еще только через два дня, так что вряд ли ты успел стосковаться по сексу, - он улыбается, надеясь на ответную улыбку.
- Эй! – возмущается Джаред. – Дело не в этом. К тому же, по твоей логике, если кто сегодня и должен тосковать, так это ты.
Дженсен качает головой.
- От меня не уезжала моя сексуальная девушка. Не понимаю.
- Нет, от тебя укатил твой сексуальный парень, - Джаред наконец поднимает голову и с вызовом смотрит ему в глаза.
- Мой кто? – Дженсен убьет Стива.
- Господи, Дженсен, я же не слепой, - Джаред поднимается на ноги, его грудь ходит ходуном от тяжелого дыхания, плечи слегка подрагивают от напряжения. – Мог бы и упомянуть, что вы со Стивом встречаетесь, - в голосе Джареда больше обиды, чем злобы, и Дженсен едва удерживается, чтобы не закатить глаза от несуразности всего происходящего.
- Джаред, мы с ним не встречаемся.
- Слушай, я все понимаю, Голливуд – не то место, где можно открыто говорить о таких вещах, если хочешь играть крутых парней. Но, чувак, я думал, мне-то ты можешь сказать. Я думал, ты мне доверяешь.

Джаред меряет пол неровными шагами, жестикулируя как-то сковано, от его привычной расслабленности и невозмутимости не осталось и следа. Злость на Стива за то, что он заварил эту кашу, внезапно уходит, потесненная горьким чувством вины. Дженсен вздыхает и тянется за Джаредом, хватает его за запястье, усаживая обратно на диван. Его пальцы задерживаются на руке Джареда, ощущая, как, подгоняемый возмущением, горячо и быстро бьется пульс.
- Да сядь ты уже, дурачина, - говорит Дженсен. – Послушай, Стив – не мой парень. Между нами ничего нет и никогда не будет. На него просто находит иногда. Но ты прав, парень у меня может появиться с той же вероятностью, что и девушка. Извини, что не сказал раньше, но просто как-то повода не было.
Дженсен видит, как с каждым его словом напряжение постепенно покидает тело Джареда. Под пальцами Дженсена венка на джаредовом запястье начинает пульсировать ровнее. Тихонько вздохнув, Дженсен в последний раз сжимает пальцы и отпускает его руку.
- Инцидент исчерпан? – вопрос царапает Дженсену горло, и голос звучит гораздо более хрипло и неуверенно, чем ему хотелось бы.
- Да, чувак. Все нормально, - Джаред светит своей стоваттной улыбкой - все как положено, ямочки на месте. Через минуту он запрокидывает голову и смеется. – Я идиот.
- Ну да, но это уже не новость.
- Заткнись.
Дженсен ухмыляется.
- Заткни меня, - дразнит он, склоняя голову. Джаред не сможет удержаться.
- Ты напрашиваешься, старикан, - Джаред хватает Дженсена за руку, зажимает его голову в крепком захвате и отвешивает ему щелбан.
- Чувак, рано или поздно тебе придется меня отпустить, - пытается урезонить Дженсен, когда становиться ясно, что самому ему не вырваться, а Джаред разжимать руки не собирается.
- Сдаешься? - требует Джаред.
Дженсен мотает головой.
Джаред усиливает хватку.
- Пока не скажешь, не отпущу.
- Сам же знаешь, я с тобой еще поквитаюсь, - хрипит Дженсен, с трудом выталкивая слова из пережатого горла.
Джаред смеется.
- Ну-ну, попробуй.
Это глупо, но Дженсену прямо до скрежета зубовного не хочется признавать поражение. Еще чего – доставить Джареду такое удовольствие. Но перерыв на обед уже почти закончился, и скоро за ними придет кто-нибудь из ассистентов, так что он сдается.
- Твоя взяла, - признает он.
- Что-что? – в глазах у Джареда пляшут чертенята. Дженсен внезапно чувствует невероятную близость с Меган.
- Я сдаюсь, Джаред, - Дженсен закатывает глаза. – А теперь отпусти.
Джаред выпускает Дженсена и откидывается на спинку дивана. Дженсен прикладывает к горлу ладонь и сглатывает несколько раз.
- С тебя пиво, - заявляет Джаред.
- С чего вдруг?
- Сэнди поспорила со мной на «Шайнер», что ты сказал бы мне, если бы Стив был твоим парнем.
Дженсен с хохотом встает и забирает со стола свой обед.
- Чувак, тут я тебе не помощник. Нечего было ставить против друзей.

***

Дженсен, вообще-то, не собирался заводить роман. Но теперь Джаред пытается свести его со всем, что движется, независимо от пола, а Стив и Крис без конца твердят, что ему нужно найти себе кого-нибудь, чтобы перестать страдать по Джареду, так что неудивительно, что это выливается во что-то между ним и Таней. Он не думал, что это перерастет в серьезные отношения – или хоть в какие-то отношения, если уж совсем честно. Просто короткое развлечение на одну ночь.

Но потом оказывается, что на следующее утро они летят в Лос-Анджелес одним и тем же рейсом, а в те же выходные случайно встречаются на вечеринке, и так все и продолжается.

Крис в восторге от Тани. Говорит, что начать встречаться с ней – это лучшая идея Дженсена после решения пробоваться на роль в «Сверхъестественном». А вот Стив уверенности Криса не разделяет, и когда Дженсен по телефону рассказывает ему о Тане, честно делится своими сомнениями.
- Она тебе вообще нравится, Джей?
Дженсен вздыхает и делает маленький глоточек кофе. Это его единственные выходные на этот месяц, и он честно собирался проспать весь день.
- Естественно, она мне нравится, Стив. Чувак, ты же меня знаешь. Я не из тех голливудских парней, которым только и нужно, что перепихнуться и забыть.
- Это ты так говоришь, - тон Стива не предвещает ничего хорошего. – Расскажи, что тебе в ней нравится.
- Господи, я тебя умоляю, - скрипит зубами Дженсен. Жаль, что Стив слишком далеко, чтобы дать ему в лоб мобильником. – С ней весело. Нам интересно говорить о работе. Ей нравятся машины, о них мы тоже много говорим. Не знаю, старик, мы еще не успели узнать друг друга поближе.
Дженсен практически видит, как как Стив теребит свой браслет, пытаясь сформулировать следующую фразу.
- Давай уже, говори. Я не стеклянный.
Стив фыркает.
- За тебя, Джей, я не волнуюсь. Когда эти ваши отношения полетят псу под хвост – а так оно и будет, помяни мое слово – ты оправишься в два счета. Но ты правда готов так поступить с Таней?
- Как «так»? – Дженсену и правда интересно, что Стив ответит на это.
- Привязать ее к себе, а потом понять, что ты все еще сходишь с ума по Джареду и не можешь больше врать, - Стив снова бьет в самую точку, больно и без пощады. – А что ты будешь делать, если Джаред расстанется с Сэнди?
- Они не расстанутся, - тихо фыркает Дженсен. – Господи, ты же видел их вместе.
Стив хмыкает.
- Просто подумай об этом, Джей.
- Посмотрим, чувак, - говорит Дженсен и переводит разговор на бесконечную череду девушек Стива. В самом деле, этому человеку еще хватает наглости беспокоиться за Таню, когда сам он не может припомнить имен половины своих подружек, не говоря уже о том, чтобы с ходу написать эссе о том, что ему нравилось в каждой из них.

***

В последний день перед зимним хиатусом Дженсен весь день сам не свой. Кажется, что всем на площадке слегка не по себе, будто все чувствуют, что завершается целая эпоха – хоть они и расстаются всего на месяц. Дженсен за это время хотя бы выспится. Никогда еще он не работал так много и усердно. Он ждет не дождется, когда уже окажется дома, встретится с друзьями, проведет время с семьей.

Таня хочет, чтобы он пошел с ней на новогоднюю вечеринку, так что в конце хиатуса он съездит в Лос-Анджелес, а потом вернется в Ванкувер и продолжит съемки.

Когда съемочный день заканчивается, Джаред, все еще в сэмовой одежде, заходит вслед за Дженсеном в его трейлер и усаживается на диван.
- Все нормально, Джа? – Дженсен сам не заметил, как начал называть так Джареда, но теперь никак не может отделаться от привычки.
- Тебе тоже кажется, что все как-то необычно? – Джаред тянет выбившуюся из манжета нитку.
- Что именно? То, что я смогу спать неделю напролет, и за это со мной не сделают чего-нибудь ужасного? – Дженсен специально уходит от прямого ответа, и Джаред смеется.
- Повезло тебе, что Таня не жаворонок.
- На следующей неделе это по-любому не будет иметь значения. Я уже сказал ей, что буду спать до полудня каждый день без исключений.
- Хорошо, что ты мне сказал – ржет Джаред. – Я-то уже собирался позвонить тебе завтра утром – вдруг захочешь со мной и с собаками на пробежку.
- Даже не шути так, - Дженсен резко оборачивается к Джареду, пытаясь понять, всерьез он это или нет. Потому что бывает, Джаред говорит что-то на полном серьезе, а Дженсен решает, что тот пошутил, или наоборот.
- Ты надолго домой? – спрашивает Дженсен.
- Мы с Сэнди приедем в Техас за неделю до Рождества и останемся до Нового Года. Мэгс и Сэнди здорово поладили: уже запланировали по меньшей мере три дня шопинга.
Джаред качает головой, но с его лица не сходит широкая радостная улыбка.
- А ты собираешься познакомить Таню с семьей? – спрашивает Джаред.
- Неа, - Дженсен мотает головой. – Еще слишком рано.
- Ну, звони, что ли. Я буду скучать, старик, - Джаред произносит это так легко, что до Дженсена не сразу доходит смысл его слов. Лишь спустя минуту он понимает, что да, они не увидятся целый месяц.
- Конечно, - заверяет Дженсен. – Поцелуй Сэнди за меня. Взасос.

Джаред встает и притягивает Дженсена к себе, сжимая в крепких объятьях. В первое мгновение Дженсен физически не может дышать, а когда ему наконец-то удается сделать вдох, запах Джареда окружает его со всех сторон. Они так и стоят, Джаред прижимается щекой к его лбу, его руки на спине Дженсена горячие, как два утюга. Дженсен пытается отодвинуться от Джареда, не привлекая внимания к тому, что ему надо отодвинуться от Джареда СЕЙЧАС ЖЕ, но тот держит крепко.
- Если ты мне не позвонишь, я буду тебя домогаться. И не только тебя, твоих друзей тоже, - предупреждает Джаред.
- Чувак, ты меня уже домогаешься. Отпусти меня, а то я обвиню тебя в приставаниях и натравлю на твою задницу отдел кадров, - в шутку угрожает Дженсен, и Джаред со смехом отстраняется.
- Увидимся, Дженсен, - говорит он и выходит из трейлера.
- Ага, Джа.

Дженсен тяжело опускается на диван и дышит медленно и глубоко до тех пор, пока сердце не начинает биться медленней. Ему хватает сил только на то, чтобы стянуть с себя диновские шмотки и отправиться домой. Дома его начинает потряхивать. Не должно быть так, он не торчок, который не может протянуть без дозы. Но Дженсен не может прятаться от своих чувств. Даже не приняв душ, он залезает в кровать и натягивает на себя одеяло. Наконец безумная усталость дает о себе знать, и Дженсен отрубается.

***

В первую неделю Дженсен выходит из дома всего дважды: купить продуктов и встретиться с агентом. Как-то вечером на пиво и футбол заваливаются парни, и Дженсен рад снова оказаться в их компании, в окружении шума и похабных шуток.

На пятый день у него с Таней случается небольшая размолвка. Дженсен отказывается сопровождать ее на какое-то мероприятие, и она, обидившись, смерчем вылетает из его дома. Возвращается она поздно вечером, забирается к нему в кровать и обнимает, прижимаясь прохладным телом. Шепчет извинения ему в шею, впечатывает их зубами и языком, пока Дженсен не поворачивается и не раскрывает ей свои объятья. Тела скользят в темноте, двигаясь, как одно, и к утру все обиды прощены.

Дженсен не звонит Джареду: протянув без него два дня, он начинает думать, что сделать первый шаг значит показать слабость, так что он ждет, чтобы Джаред позвонил первым.

За день до отъезда в Даллас он получает смс:
Ты любишь своих друзей?
Дженсен смеется – к чему это он вообще? – но все равно отвечает.
Ну и девчонка же ты – так разбрасываться словом на букву «Л».
И хотя он уже неделю не слышал голоса Джареда, у него словно тяжесть с груди поднимается, и, собирая чемодан, он дышит свободнее.


***

Так странно снова оказаться в Техасе. Дженсен безумно рад снова увидеться с семьей, с наслаждением уплетает мамину стряпню, играет в баскетбол с Кензи и Джошем, возится с племянником. Ему комфортно в знакомой обстановке, и тепло, которое он чувствует, не имеет никакого отношения к жаркому техасскому климату.

Но впервые возвращение домой не спасает его от глухой тоски, напротив, не ожидав такого разочарования, Дженсен теперь ощущает его еще острее. Первый его порыв – позвонить Джареду, но он не хочет беспокоить его, отрывать от семьи и Сэнди. К тому же это просто нелепый порыв. У него не должна возникать потребность звонить Джареду из-за каждой неприятной мелочи.

Если уж на то пошло, то разумней было бы позвонить Тане. Она проводит новогодние праздники с родителями в Ванкувере, пока Дженсен отдыхает в Техасе. Но каждый раз, стоит только Дженсену потянуться к телефону, как заходит Джош, или мама просит достать праздничный сервиз с верхней полки – и он продолжает откладывать звонок.
Они с Джаредом не созванивались после той смс-ки, но постоянно переписываются, обмениваясь шутками и короткими фразочками, которые обрели особое значение на съемках и понятны только им двоим. Дженсен перенял диновскую привычку называть Сэма разными девчачьими именами, и постоянно выискивает новые. Пока что лучшее, что Дженсен смог придумать - это Салли из "Когда Гарри встретил Салли", и Джаред смог ответить на это только безнадежно жалким "Иди в жопу".

На следующий день после Рождества Дженсену как-то не по себе, и когда звонит Джаред, он не может скрыть подавленность. Да, виноват в этом только он один, но Рождество получилось просто отстойным. Он скучает по Джареду, так сильно, что даже бабушкин шоколадный пирог с кремом не помогает. Когда раздается звонок в дверь, и Кензи с первого этажа орет, что к нему пришел какой-то парень, Дженсен ожидает увидеть кого угодно, но только не Джареда.

Дженсен настолько ошарашен, что замирает у подножия лестницы, а Джаред опускает голову и неуверенно переступает порог. В одной руке у Джареда бутылка вина, перевязанная ленточкой, на другой он удерживает тарелку с какой-то выпечкой. Но смотрит он только на Дженсена, и когда он с улыбкой произносит его имя, Дженсен чувствует, как остатки напряжения улетучиваются.

Это словно разбивает оцепенение, и Дженсен в несколько шагов пересекает холл, закрывает за Джаредом дверь и забирает у него тарелку.
- Чувак, что ты здесь делаешь? - Дженсен не может сдержать радостного смеха.
- Мне показалось, что тебе нужна жилетка, чтобы поплакаться, - пожимает плечами Джаред и оглядывается по сторонам. - Покажешь мне дом?
- Конечно, - отвечает Дженсен. - Пошли, положим это в кухню, - Дженсен проводит его через столовую, и не оглядываясь знает, что Джаред следует за ним.
- Как доехал? Пробки были?
- Неа, - откликается Джаред. - Только ремонт в одном месте. Ну, сам знаешь, как бывает на шоссе I-35.
Дженсен согласно кивает.

Конечно, мама настаивает, чтобы Джаред остался у них, и Джаред, открытый и добродушно-смешливый, сам того не замечая, в считанные минуты очаровывает всю семью Дженсена.

Они сидят на задней террасе, потягивая пиво и наслаждаясь мягким техасским воздухом - гораздо более теплым, чем в Ванкувере.
- Ну что, хочешь поговорить об этом? - тихо спрашивает Джаред, когда разговор смолкает.
- М? - отзывается Дженсен. Он разворачивается, опираясь спиной на перила, чтобы лучше видеть Джареда.
Джаред не торопится с ответом. Он отдирает этикетку от бутылки, снова и снова облизывая губы.
- Почему ты такой хмурый? - он хмурит брови и искоса смотрит на Дженсена, - Из-за Тани? У вас что-нибудь случилось в Лос-Анджелесе?
Дженсен выдыхает, тихо смеется и отрицательно мотает головой. Интересно, Бог решил так подшутить над ним - послать сюда обеспокоенного Джареда, когда Джаред и есть причина всей его хандры?
- Нет, Джа, у нас с Таней все хорошо, - Дженсен опирает бутылку с пивом на колено. - Просто мне как-то неспокойно, - он решает ограничиться полуправдой.
По взгляду Джареда ясно: он понимает:, что Дженсен рассказал ему не все. Но вместо того, чтобы настаивать, он просто кладет руку Дженсену на ногу, и от этого прикосновения по всему телу Дженсена постепенно разливается тепло.
- Я рад, что смог приехать, - признается Джаред. – У тебя классная семья. И ты был совершенно прав насчет Кензи и Мэгс, их ни в коем случае нельзя знакомить. Такая концентрация младших сестер - это страшное зло, и кто знает, чем это может грозить мирозданию.
Дженсен смеется.
- Чувак, Кензи сама по себе - это такое страшное зло, что мысль об этом не дает мне спать по ночам.
- А я о чем! - Джаред убирает руку с бедра Дженсена и откидывается на локтях, глядя в ночное небо.
Дженсен тоже поднимает взгляд и смотрит на звезды. Он может найти Орион, но на этом его познания в астрономии исчерпываются. Просто сидеть на месте становится холодно, к тому же, Дженсен устал.
- Готов вернуться в дом? - Он встает и протягивает Джареду руку.
Прежде, чем он успевает отстраниться, Джаред сгребает его в охапку и крепко обнимает. - С Рождеством, придурок. В следующий раз звони раньше, чем начнешь говорить, как потенциальный самоубийца.
Дженсену хочется двинуть ему, но он просто качает головой.
- Чувак, это ты все драматизируешь - ты же у нас девчонка. Вовсе я так не говорил, - он закатывает глаза и направляется внутрь дома.

На следующий день Джаред уезжает домой, а еще через день Дженсен возвращается в Лос-Анджелес. Но за то время, что Джаред был с ним, что-то неуловимо изменилось, и в эти последние два дня Дженсену наконец-то удается почувствовать, что он дома.

В последние дни перед Новым Годом Дженсен читает сценарии и занимается мелкими домашними делами, которые откладывал больше года. Когда Таня возвращается в Лос-Анджелес, он с удовольствием пару раз выходит с ней в свет - в качестве извинения за неделю перед Рождеством. Они могут позволить себе такую роскошь, как целые дни вальяжного безделья, и чаще всего не вылезают из постели до обеда.

Хотя Дженсен предпочел бы встретить новый год в тихой компании с самыми близкими друзьями, он знает, как сильно Таня хочет пойти на какую-нибудь грандиозную вечеринку, так что он послушно берет в прокат смокинг и нанимает на ночь машину с водителем.
Когда они приезжают, вечеринка, на которую Тане удалось достать приглашения, уже в полном разгаре. Здесь все дышит голливудским гламуром и роскошью, и несмотря на то, что Дженсен собирался провести этот вечер с Таней, их быстро разделяют. Дженсена то и дело втягивают в скучные разговоры о работе, и больше всего ему хочется, чтобы Джаред был сейчас рядом. Джаред шепотом комментировал бы происходящее, тихо обсуждал бы с ним, кто во что одет, кто только что проскользнул в подсобку, чтобы вынюхать дорожку-другую кокса, и чьему продюсеру только что отсосали в туалете.

Играет живая музыка, и Дженсену нравится эта группа, хоть он никогда и не слышал ее раньше. Это какие-то местные музыканты, и в конце концов Дженсен подбирается поближе, и, глядя на солиста, тихонько подпевает. Около одиннадцати Таня находит его и вытаскивает на танцпол, требуя, чтобы он закружил ее в безумном танце. Дженсен охотно следует за ней, принимая вызов.

К счастью, группа постепенно переходит на медляки. Дженсен притягивает к себе Таню и просто покачивается, перенося вес с ноги на ногу. Наклоняется, прижимаясь щекой к Таниной макушке. Она вздыхает и ластится, вплавляется в него всем телом, и Дженсену отчаянно хочется, чтобы ему было нужно именно это. Он задвигает эту мысль подальше и пытается наслаждаться тем, что есть у него здесь и сейчас. Таня заслуживает этого, и, несмотря на все его ворчание, Дженсену нравится эта вечеринка, и особенно - сногсшибательная девушка в его объятьях.

За пятнадцать минут до полуночи Дженсен извиняется и говорит, что ему нужно в туалет.
- Ты не можешь подождать? - спрашивает Таня, хватая его за запястье.
- Детка, я мигом, - бормочет Дженсен. - Падение шара* я не пропущу, обещаю, - он коротко целует ее в губы и, развернувшись, направляется к туалетам.
По дороге он набирает смс-ку Джареду.
Кажется, я только что видел девчонку из "Человека с крюком". Пьяную, возможно, обдолбанную, шарящую в штанах какого-то парня. Брр. На этих вечеринках без твоего остроумного трепа совсем не так весело. Сволочь.
Он отправляет ее и заходит в туалет, чтобы отлить. Вернувшись, он понимает, что не поздравил Джареда с Новым Годом. В главном зале поднимается гул: все следят за стрелками часов - но он все же тратит еще несколько секунд на то, чтобы снова вытащить телефон.
С Новым Годом! Поцелуй за меня Сэнди.

Толпа как раз начинает обратный отсчет, когда Дженсен подходит к Тане сзади и обхватывает ее одной рукой. Десять. Девять. Восемь. Она с облегчением улыбается и расслабляется, тает в его руках.
- Я уж думала, ты не успеешь, - шепчет она ему на ухо.
Семь. Шесть. Пять. Четыре. Дженсен улыбается и гладит большим пальцем ее гладкий живот.
- Я же говорил, что успею.
Он чувствует ее улыбку, и они присоединяются к хору голосов. Три. Два. Один. С НОВЫМ ГОДОМ!
Таня поворачивается в его руках и запрокидывает голову для поцелуя. Где-то вдалеке слышится треск фейерверков, и Дженсен тянет Таню к дверям. Он устал, и ему очень хочется оказаться где-нибудь в тишине, желательно без стесняющей одежды.
- Пойдем отсюда, - он наклоняется и целует Таню в шею, чувствуя, как по всему ее телу проходит легкая дрожь.
Она кивает и следует за ним без единого слова - только берет его руку в свою и сжимает.


Часть 3

Организм Дженсена оказывается не готов к ледяному ванкуверскому воздуху. Первую неделю он ходит весь задеревеневший; холод пробирает до костей, замедляет ток крови. Но к выходным Дженсен начинает потихоньку оттаивать. Наконец он может расслабиться и влиться в привычный режим, снова впустить в себя Дина и успокоиться, оставив позади такой странный и непривычный хиатус. И до самого конца февраля все идет своим чередом: съемки затягиваются допоздна, дело спорится, все работают легко и с удовольствием.

А потом снимают эпизод, в котором у Сэма появляется девушка, и все начинается по новой. Дженсен и сам не понимает, что не так: Тэйлор – отличная девчонка. К тому же она тоже из Техаса, и они втроем должны прекрасно ладить. Наверное, дело в том, что Тэйлор с Джаредом постоянно начинают смеяться ни с того ни с сего, а Дженсен чувствует себя третьим лишним. Или в том, что у Джареда и Тэйлор уйма совместных сцен, а у Дженсена остается масса времени, чтобы подмечать малейшие знаки внимания – как Джаред убирает веточку, зацепившуюся за ее куртку, подставляет руку, когда она спотыкается о корень в сцене на кладбище.

- Чувак, а ты-то что здесь делаешь? – Джаред поднимает глаза от винной карты, из которой Сэм якобы выбирает напиток, и пытается не прыснуть. – Тебя же уже час как освободили.

Дженсен неловко переминается с ноги на ногу и трет шею ладонью.

- Да, я… мне надо Фила спросить кое о чем. Не хотел прерывать, - Джаред, наверное, одаривает его сейчас самым недоверчивым взглядом, какой только может быть, так что он принимается внимательно изучать заусенец на большом пальце.

Тут, к счастью, слышится команда «Все по местам!», и Джареду приходиться вернуться к работе. Дженсен поднимает голову и наблюдает. Когда Джаред между дублями шепчет что-то Тэйлор на ухо, и та заливается краской, руки Дженсена невольно сжимаются в кулаки, и ему приходится приложить сознательное усилие, чтобы разогнуть пальцы.

Он отправляется домой и долго стоит под душем, пытаясь расслабиться. Звонит Тане, но та не отвечает, а он не оставляет сообщение. Что ему надиктовать?

Привет, детка, просто звоню сказать, что я придурок и не могу выкинуть из своей тупой башки моего партнера по съемкам. Да, именно в этом смысле. Ага, полный отстой. Ну что, как насчет секса по телефону?

Да, звучит прекрасно. В итоге Дженсен просто ложится спать пораньше, и просыпается совершенно разбитым.

Они снимают финал эпизода, где Сэм прощается с Сарой, а Дин смотрит, как его братишка наконец возвращается к жизни после того, как Джесс сгорела дотла у него на глазах. Вначале Джаред по уже сложившейся традиции нарочно переигрывает. Дженсен не удивлен, когда видит пластиковые губы. У Джареда они были припасены уже неделю - с того момента, когда он впервые прочитал сценарий. Тэйлор, естественно, подыгрывает. А потом Джаред убирает губы, и они всерьез приступают к съемкам.

В первом дубле что-то не так с освещением. Во втором звонит чей-то мобильник. Чем дальше, тем раскованней ведут себя Джаред и Тэйлор, и тем более чужим чувствует себя Дженсен на родной съемочной площадке.

После третьего дубля его подзывает Фил.

- Послушай, Дженсен, ты здорово выкладываешься. Всего себя отдаешь, и это здорово. Только вот… - Фил на секунду опускает взгляд, задумчиво прикусив кончик языка. – Полегче, ладно? Нам нужны братья, а не любовники, - Фил хлопает Дженсена по плечу и поворачивается к Дэйву, оператору.

Дженсен на негнущихся ногах возвращается к Импале и сглатывает несколько раз. Поверить невозможно, он попался! Ну, почти попался. Конечно, Фил решил, что он просто переигрывает, но пора уже взять себя в руки.

Отыграв сцену, он уносится в свой трейлер, даже не попрощавшись с Джаредом.

***

Чувак, как ты там? Ты сегодня вылетел с площадки, как ошпаренный. Ты не обиделся? Что происходит?

*

Эй, Дженсен, я… эм… хотел спросить, какие у тебя планы на вечер? Думал, может, встретимся, посмотрим матч? Харли в последнее время сам не свой, не знаю, почему… ходит весь понурый, так что днем я повезу его к врачу, но телефон у меня с собой, так что звони, договоримся. Ну… эмм… жду звонка.

*

Дженсен, твою мать, сними трубку!

*

Дженсен? Милый, все хорошо? Почему мне звонит перепуганный Джаред и говорит, что не может найти тебя с тех пор, как ты в пятницу сорвался со съемок? Позвони и расскажи, что случилось. Если хочешь, я могу взять пару выходных и приехать. Позвони мне. И Джареду тоже, он с ума сходит.

*

Чувак, не заставляй меня звонить продюсерам. Учти, это будет моим следующим шагом. Я очень беспокоюсь, и буду чертовски рад, если ты, сволочь, соизволишь-таки позвонить и хотя бы просто дать знать, что ты жив.

*


- Отлично. По крайней мере, мы снова включили телефон. Говорят, совсем круто выходит, если им еще и пользоваться, а не просто смотреть так, будто он повинен в каких-то страшных грехах, - Том усаживается напротив Дженсена. – Джейми спрашивает, ты останешься на ужин?

Вот главное достоинство Тома: он не давит. Не то что Джаред, которому каждую мелочь выкладывай. Стоит только поморщиться, скорчить недовольную физиономию – и Джареду непременно надо знать, почему, что и как. Том просто принимает. Он принял Дженсена, когда тот в пятницу объявился на его пороге – скорее пьяный, чем трезвый – и без лишних расспросов затащил в дом, крикнув Джейми, что у них гости.

Том и Джейми дали ему воду и упаковку аспирина, уложили спать в комнате для гостей. Они заставили его надеть одну из футболок Тома, снять штаны, ботинки и носки, и затолкали его под одеяло. Когда Дженсен попытался извиниться за то, что явился без приглашения, Том велел ему приберечь извинения, а Джейми наклонилась и поцеловала в лоб – совсем по-матерински, и это почему-то так успокоило Дженсена, что он тут же выкинул всякую чушь из головы и заснул практически мгновенно.

Есть что-то необычайно приятное в том, чтобы спрятаться от всего мира, и всю субботу Дженсен с удовольствием поддавался этой слабости. Днем Том предложил партию в гольф, и они болтали о съемках, о планах на лето, о разных повседневных мелочах. И ни разу за все это время Том не попытался вывести его на откровенный разговор, так что Дженсен мог позволить себе роскошь не закрываться в себе.

Когда они вернулись с поля, Джейми уже ждала их с ужином и пивом. Весь вечер они смотрели какой-то фильм, под конец которого Дженсен задремал. Выходной получился самым скучным и заурядным за последние несколько недель, но Дженсену хотелось, чтобы он никогда не заканчивался.

Джейми отчитала Дженсена за его измученный вид: мол, гримершам при виде кругов у него под глазами наверняка хочется что-нибудь разбить. Если вспомнить, как Шэннон каждое утро прищелкивает языком, стоит ему появиться на пороге гримерной, наверное, Джейми была права.

А потом наступило воскресенье, возвращая Дженсена в суровую действительность. Он включил телефон и прослушал сообщения. При словах о том, что Харли заболел, у него сжалось сердце: у Джареда и так выдались тяжелые выходные, а он, Дженсен, только подлил масла в огонь.

Наверное, у него есть еще несколько часов, прежде чем Джаред начнет, например, звонить Эрику, но последнее сообщение все равно как удар поддых. Он не думал, что Джаред будет так беспокоиться.

Том кладет руку Дженсену на плечо, вытряхивая его из задумчивости.

- Повтори вопрос? – просит Дженсен.

- Ужин? – Том смотрит на него прямо и открыто. – Джейми спрашивала, что бы ты хотел на ужин, если остаешься.

Искушение практически непреодолимо, но у Дженсена много дел.

- Очень хотелось бы продолжить злоупотреблять вашим гостеприимством, но боюсь, мне пора, - Дженсен несколько раз открывает и закрывает телефон, пытаясь решить, что же делать с сообщениями. И – еще важнее – что сказать Джареду.

- Дай угадаю, - говорит Том. – Твое исчезновение поставило всех на уши?

- Если под «всеми» ты подразумеваешь ребенка-переростка, с которым я работаю, то да, - Дженсен теребит выбившуюся из джинсов нитку.

- Ты ему очень дорог, Дженсен.

- Да, знаю, - А что тут еще скажешь? Он не настроен долго и подробно объяснять, почему это-то как раз таки не проблема. – Я к нему тоже привязался. Он хороший парень – когда не носится по потолку, накачавшись сахаром, - слова звучат сухо и хрипло, обдирая горло, словно наждачной бумагой. Он не хочет знать, может ли Том разглядеть за ними, как все обстоит на самом деле. Дженсен прикусывает щеку изнутри и считает от десяти до одного.

Неожиданно Том кладет ладонь ему на колено и улыбается.

- Мы с Джйеми всегда тебе рады. Приезжай, если понадобится передышка, - Том сжимает руку на его колене, а потом встает и уходит, оставляя Дженсена сидеть на диване в одиночестве. Тишину нарушает звонок мобильника, и Дженсен берет трубку.

***

Естественно, Джаред обижен. Он тратит немало времени, чтобы в подробностях донести эту мысль до Дженсена – как только убеждается, что тот жив и не угодил в больницу или еще какую-нибудь передрягу.

Дженсен позволяет ему высказать все, что накипело. Возможно, если он выслушает всю эту отповедь, это хоть немного загладит его вину. Он объясняет, что был у Тома, что ему нужно было немного отдохнуть, что его просто наконец доконали два месяца работы на пределе возможностей.

Каким-то образом ему удается убедить Джареда, что тому не нужно приезжать и нянчить Дженсена весь вечер. Уже собираясь повесить трубку, Дженсен вспоминает про Харли. Оказывается, бедолагу изводил солитер, которого он умудрился где-то подцепить, и, так как Сэди все время проводит с ним, Джареду посоветовали на всякий случай привести и ее тоже. Дженсен спрашивает, может ли он как-то помочь, но Джаред вежливо отклоняет предложение. Волноваться не о чем, Харли после курса лекарств будет как новенький.

Добравшись до дома, Дженсен заказывает еду и звонит Тане. Она явно обеспокоена, но Дженсен заверяет, что у него все хорошо, что он поговорил с Джаредом и они во всем разобрались.

Следующий звонок – Марку, узнать о предложениях на лето. Дженсен уже давно тянет с решением относительно летних проектов, но в эти выходные, помимо всего прочего, он серьезно задумался о профессиональных переменах. И пришел к выводу, что новая сфера деятельности и новые знакомства пойдут ему только на пользу - особенно в Лос-Анджелесе, где он сможет развеяться с приятелями.

Марк напоминает, что есть вариант сняться в малобюджетном проекте о работниках закусочной, но, если ему это интересно, решать нужно быстро. Дженсен, не раздумывая, дает Марку карт-бланш.

Перед сном он звонит родителям – просто так, услышать их голоса и разузнать, как у них дела. После разговора он так умиротворен, что чувствует себя в силах вернуться на съемки. Пусть он не может забыть о Джареде, но по крайней мере, Дженсен больше не позволит этим чувствам портить ему жизнь.

***

В понедельник Джаред одновременно пытается не спускать с Дженсена глаз и при этом не слишком навязываться. Получается по меньшей мере странно, и Дженсен не знает, как исправить положение, так что он просто делает свою работу и подтрунивает над Джаредом при каждом удобном случае. Например, в какой-то момент прячет все джаредовы сладости, и умирает со смеху вместе с Шэннон и Дженни, глядя, как Джаред весь день мечется по площадке, становясь с каждым часом все беспокойней.

Вся команда немного на взводе: время поджимает, Джаред халтурит, к тому же на площадке ошивается съемочная группа проекта «Один день из жизни…», показ которого запланирован на конец недели, и им нужно отснять все материалы до четверга – до приезда Джеффа, которого им удалось заполучить лишь на несколько дней. Ким просто с ума сходит; ссутулившись и сверкая глазами, он расхаживает по площадке, смахивая на чокнутого ученого. Дженсену в любом случае съемки в радость, но напряженная атмосфера сказывается и на нем.

К концу недели у него остается только одно желание: лечь и проспать все выходные – но у Джеффа в субботу утренний рейс, и он хочет успеть перед этим где-нибудь потусить. В итоге они втроем оказываются в каком-то злачном местечке, которое им посоветовал друг Джеффа. Этот бар с мишенью для дартс и бильярдным столом – словно воплощенная противоположность Голливуда. Окажись Сэм и Дин в Ванкувере – это заведение определенно пришлось бы им по вкусу.

Джаред собирается устроиться на скамье рядом с Джеффом, но тот предостерегающе поднимает руки.

- Нет уж, приятель, - говорит он. – Я как человек почтенного возраста имею право на целую скамейку. Дженсена стесняй.

Джаред хохочет, запрокинув голову.
- Ты уверен, что тебе вообще можно здесь находиться? Тебя не хватятся в доме престарелых, если не вернешься к отбою?

Дженсен ухмыляется, а Джефф пихает Джареда в плечо.
- Мама не учила тебя уважать старших?

- Я думал, я как раз и выказываю уважение. Беспокоюсь о твоем благополучии, и все такое, - Джаред снова играет с огнем, и Дженсен не может сдержать усмешки. Посмотрим, получится ли у Джеффа противостоять убийственному щенячьему взгляду Джареда лучше, чем у Дженсена.

- Ах вот что это было? – Джефф бросает на Джареда многозначительный взгляд, но больше ничего не говорит.

Разговор переходит на их ближайшие творческие планы и недавние выступления, лос-анджелесскую жизнь и безумную кухню Голливуда. Все трое могут похвастаться обширным опытом в этой области, и, кажется, они только начали разговор - а прошло уже два часа.

Джефф следит, чтобы никто не сидел без выпивки. Особенно Джаред, поскольку Дженсен за рулем. Есть вещи, которые лучше не пускать на самотек – особенно учитывая, что когда Дженсен напился в прошлый раз, он на два дня сбежал от всего мира.

***

- Еще одну партию, - настаивает Джаред. Он плюхается на скамью, пьяно путаясь в конечностях и задевая ими Дженсена. Джефф ловит взгляд Дженсена, и оба смеются.

- Ты правда считаешь, что еще одна партия что-то изменит? – усмехается Джефф. Он откидывается назад, и на его лице играет беззлобное самодовольство. – Прости, малыш, пора просто смириться с тем, что такой противник тебе не по зубам.

- Чушь собачья, - тихо, но горячо возражает Джаред. – Это все твои нечестные приемчики, - прозвучало бы угрожающе, если бы он говорил поразборчивей и не путал согласные – что, безуспешно напоминает себе Дженсен, вовсе не должно вызывать умиление. Джаред перегибается через стол, поближе к Джеффу, и в результате оказывается практически у Дженсена на коленях.

- Может, я и играю нечестно, - смеется Джефф, - но ты все равно слишком нализался, чтобы поймать меня за руку.

- Я требую реванша, - Джаред обхватывает Дженсена рукой за шею и тянет его вместе с собой вперед. – Джен – свидетель. В твой следующий приезд я тебя в пух и прах разобью, - он протягивает руку. – Принимаешь вызов?

Дженсен, конечно, ничего не имеет против состязаний за звание настоящего мачо, но это уже просто смешно.
- Ладно, Джа, - улыбается Дженсен и одергивает распростершегося по столу Джареда за футболку. – Думаю, нам пора по домам. Джеффу завтра рано утром в аэропорт.

Джефф выскальзывает из-за стола и бросает на стол несколько купюр.

- Справишься с ним?

Джаред обвился вокруг Дженсена, тяжело дышит ему в шею, и волоски на руках у Дженсена встают дыбом.

- Конечно, - успокаивает Дженсен. – Мы справимся, да, приятель?

Похоже, как только вопрос о еще одной партии в бильярд оказался закрыт, Джаред растерял весь свой гонор, и он просто кивает, теснее прижимаясь к Дженсену.

- Давай, - Дженсен тянет Джареда на ноги и подставляет плечо под его руку. – Пойдем отсюда.

- Да, Джен, - тихо говорит Джаред. – Забери меня домой.
Второй раз за ночь Джаред называет его «Джен», и хотя обычно Дженсен не в восторге от такого девчачьего сокращения, сегодня он закрывает на это глаза. Джаред сейчас не слишком хорошо соображает, и вряд ли вспомнит потом, если Дженсен начнет объяснять, что не стоит его так называть.

***

Ему удается завести Джареда в его дом через парадную дверь и уложить в кровать, умудрившись при этом:

а) не выпустить собак

и

б) не споткнуться о собак, пока они с Джаредом проходят через холл в спальню, а Харли и Сэди вьются у их ног, без устали обнюхивая их щиколотки (и время от времени пах Дженсена).

Джаред зарывается раскрасневшимся лицом в подушку, оставив ноги свисать с кровати.. Его рубашка задралась, и Дженсен, с трудом оторвав взгляд от литых мышц и гладкой кожи, вместе с собаками выходит из спальни.

- Пойдем, - зовет он Сэди через плечо. Харли уже умчался в кухню, но Сэди возвращается к спальне Джареда, обнюхивает пол и выжидательно смотрит на закрытую дверь. – Ну же, девочка. Я знаю, что Джаред лучше, но сейчас он не в состоянии о тебе позаботиться, - Сэди бросает еще один взгляд на дверь и, понурив голову, трусит вслед за Дженсеном. – Умница, - тихо хвалит он.

Покормив и напоив собак, он выпускает их на задний двор и возвращается в спальню посмотреть, как там Джаред.

Комната встречает его тихим храпом. Дженсен подходит к кровати и обнаруживает, что Джаред так и отрубился: носом в подушку, ноги все еще свисают с кровати. Покачав головой, Дженсен подается вперед и опускается на колени перед Джаредом.

- Эй, - зовет он и толкает колени Джареда, когда тот не отзывается. – Джа, чувак, ты не хочешь раздеться? – Ответом ему служит только тихое причмокивание.

Зашибись, думает Дженсен. Развязывает Джареду шнурки и аккуратно стягивает с него ботинки. Раздумывает, не избавить ли его и от джинсов, но не факт, что на этом он сможет остановиться – а это верный путь к катастрофе.

- Джен, - Джаред поворачивается к нему, приоткрыв один глаз, и, несмотря на полумрак, можно отчетливо разглядеть недоумение на его лице. Он тянется рукой к Дженсену и с легкостью обхватывает его запястье двумя пальцами.

У Дженсена перехватывает дыхание, и ему приходится сглотнуть, прежде чем ответить:
- Да, Джа? – он смотрит на Джареда, но тот опять закрывает глаза. Вскоре снова раздается тихое посапывание, и Дженсен многое бы отдал за то, чтобы не знать, как Джаред спит.

Он осторожно высвобождает запястье из цепких пальцев и пытается вытащить простынь и одеяло так, чтобы не слишком потревожить лежащего на них Джареда.

- Ну же, дружище, - бормочет Дженсен. – Помоги, а? – И, о чудо из чудес, Джаред ерзает и приподнимает бедра ровно настолько, сколько нужно, чтобы Дженсен мог выдернуть из-под него покрывало.

Взгромоздив все Джаредовы конечности на кровать и укрыв его, Дженсен возвращается в кухню и впускает собак. Потом он наливает стакан воды, находит в ванной пузырек Тайленола и ставит все это на тумбочку у кровати Джареда.

В дверях он оборачивается и снова смотрит на Джареда. Тот каким-то образом перекатился на спину, и от улыбки на его лице сердце Дженсена совершенно неподобающе сжимается, а внизу живота разливается тепло.

Он берется за ручку двери, когда Джаред говорит:
- Заваливайся здесь, поздно уже.

Застигнутый врасплох, Дженсен разрывается между всепоглощающим желанием принять предложение Джареда буквально и нырнуть в постель - и здравым смыслом, который подсказывает, что ничего глупее ему в голову не могло прийти.

В итоге, вместо того чтобы забраться в кровать и прижать к груди Джареда, который уже удобно устроился на боку, подоткнув подбородок кулаком, Дженсен с улыбкой смотрит на него напоследок и со словами «Спасибо, Джа», уходит в гостиную.
***

Дженсен трет кулаками глаза и пытается понять, что его разбудило. Он уже хочет повернуться на другой бок и продолжить спать, но тут раздается тихое тявканье. Он поспешно пытается прикрыть лицо руками, но Сэди его опережает: взгромоздившись сверху, она принимается вылизывать его рот мокрым теплым языком.

- Джаред, я тебя убью, - отфыркивается Джаред, отбиваясь от поцелуев Сэди.

Джаред смеется, волосы лезут ему в глаза, на гладких щеках проступают ямочки.

- Разве ты сейчас не должен валяться в постели, мучаясь похмельем? – Дженсен наконец заставляет Сэди угомониться, и она сворачивается возле него, положив нос ему на грудь. Просунув под нее руку, Дженсен бездумно почесывает гладкую шерсть.

- О, кто-то совершенно потрясающий оставил мне воду и таблетки. Я принял их после того, как проблевался часа в четыре утра, - Дженсен переминается с ноги на ногу и на минуту опускает глаза. – Спасибо, старик.

Джаред весь подбирается, и под его пристальным взглядом Дженсену внезапно не хватает воздуха. Джаред прислоняется к дверному косяку, пижамные штаны держатся низко на бедрах, и Дженсен видит косточки, четко выступающие над резинкой штанов. Он необыкновенно хорош собой, и в то же время совершенно не осознает, как это действует на Дженсена которому приходится отвести взгляд в попытке подавить реакцию тела на это зрелище.

- Не за что, - Дженсен сосредоточенно гладит Сэди: он не хочет видеть улыбку, которая, несомненно, озаряет сейчас лицо Джареда.

- Ну что, как насчет завтрака? Я могу сварганить яичницу.

Дженсен уверен, что еще пара часов сна – это куда более соблазнительная перспектива, но он согласно кивает и улыбается Джареду:
- Отличная мысль.

Джаред, снова просияв, зовет Сэди и направляется в кухню.

Дженсен закрывает глаза и снова проваливается в сон до тех пор, пока Джаред не будит его, сообщая, что завтрак на столе, и если Дженсен не хочет, чтобы все досталось собакам, ему стоит поторопиться.

Дженсен вываливается из кровати, натягивает футболку и плетется в кухню, где его ждет яичница, тосты и, главное, кофе.

***

В последний день перед летним хиатусом у всей съемочной группы странное настроение. Никто не знает, возобновятся ли съемки, и все прощаются, как в последний раз. Они всей командой выбираются в местный бар, чтобы оторваться напоследок, прежде чем все соберут вещи и каждый пойдет своим путем.

Дженсен примыкает то к одной, то к другой компании, целенаправленно избегая Джареда. Не потому, что не хочет его видеть – как раз напротив. Но если они заговорят, станет слишком ясно, что это прощание – как будто с этим разговором захлопнется дверь в ту часть его жизни, с которой он пока не готов расстаться. Так что сейчас он играет в дартс с Шэннон и Дженни. Они ему конечно, не соперники, но это и понятно: они в отличии от некоторых не тренировались на протяжении всего сезона.

Да, он избегает общения с Джаредом, но это не значит, что он упускает того из вида. Он пытается расслышать сквозь шум его глубокий смех – его не с чем не спутаешь, и от этого звука у Дженсена пробегают по спине мурашки. Время от времени он украдкой оглядывается через плечо, выискивая глазами лохматую голову – Джаред здесь самый высокий. Иногда они оглядываются одновременно – и на секунду встречаются взглядами. Тогда Джаред улыбается или подмигивает, и у Дженсена чуть подгибаются колени, так что ему приходится выбросить вперед руку, чтобы удержать равновесие. Когда он снова поднимает глаза, Джаред уже снова увлечен разговором, и момент упущен.

К Дженсену подходит Сердж и одной рукой приобнимает его за плечи.
- Привет, - он прочищает горло и начинает снова: - Я просто хотел поблагодарить. Вы здорово выкладывались, работать с вами – одно удовольствие.

Дженсен с широкой улыбкой притягивает Серджа в объятья.
- Вся команда отлично поработала. К тому же мне обязательно нужно было тебе понравиться. В том, как я буду выглядеть на экране, за осветителем всегда остается последнее слово, - он отстраняется и хлопает Серджа по плечу.

- Ах вот оно что! Теперь понятно, - притворно возмущается Сердж, но на его лице играет открытая улыбка.

- С тобой тоже было здорово работать. И передай Мари, что мне будет не хватать ее рисунков, - дочурка Серджа рисует по картинке к каждому эпизоду, хотя Дженсен в упор не понимает, как Сердж позволяет малышке смотреть такой сериал как «Сверхъестественное».

Сердж фыркает.
- Да. Кстати, эмм… она спрашивала, не можешь ли ты дать ей свой адрес, чтобы она выслала тебе рисунки к остальным сериям сезона, - Сердж смотрит в потолок, избегая взгляда Дженсена. – Я пойму, если ты не захочешь. Просто скажу, что забыл спросить.

Дженсен закатывает глаза.
- Не дури. Я буду ужасно рад ее рисункам. Вот, - Дженсен достает из кармана ручку и пишет адрес на оборотной стороне какого-то старого чека. – Только не оставляй где попало. Не хотелось бы, чтобы он попал не в те руки.

- Спасибо, приятель, - Сердж снова крепко обнимает Дженсена.

- Обращайся, - отзывается Дженсен, пытаясь проглотить внезапно подкативший к горлу ком.

Если сериал не продлят на второй сезон - вот чего Дженсену будет не хватать сильнее всего. Этой непринужденной атмосферы между актерами и съемочной группой. Не всегда Дженсену настолько везет и, теперь, проработав целый год в такой обстановке, он не готов согласиться на меньшее.

Чуть позднее, выходя из туалета, он сталкивается с Джаредом. Вечеринка близится к концу, и веселье уже почти стихло. Джаред стоит, облокотившись о стену и согнув одну ногу. Он поднимает голову, ловит взгляд Дженсена и кивает в сторону выхода. Они покидают бар. Тишина и неподвижность холодного воздуха резко контрастируют с шумной духотой бара.

Казалось, столько всего нужно сказать, но вот Джаред здесь, перед ним, а Дженсен не знает, с чего начать. Джаред легонько пихает его плечом, и от этого жеста, ставшего таким привычным, Дженсен не может сдержать улыбки.

- Что будешь делать во время хиатуса? – спрашивает Джаред. Они неторопливо двигаются в сторону машины Дженсена.

- Спать до обеда каждый день, - без раздумий отвечает Дженсен, и Джаред фыркает.

- Ленивый сукин сын, - добродушно бормочет он.

- А ты? – спрашивает Дженсен.

- Буду больше возиться с собаками. И отдохну как следует. Съезжу домой, буду доставать Мег и Джеффа.

- Мило.

Они доходят до машины и Дженсен открывает дверцу. Время вышло, а он все еще не представляет, как рассказать Джареду, сколько для него значил этот год, что он никогда не был так счастлив, и что при мысли о том, что на этом может все закончиться, он холодеет от страха. На секунду они замирают, а потом Джаред со вздохом притягивает Дженсена в объятья.

- Мой номер у тебя есть, чувак. Как бы все дальше ни сложилось, не забывай звонить, - впервые кто-то из них позволяет себе хотя бы намек на то, как шатко их нынешнее положение.
- Ты тоже, дружище, - говорит Дженсен, ткнув в Джареда пальцем. Затем он садится в машину и уезжает. Бросив напоследок в зеркало заднего вида один-единственный взгляд, и увидев, что Джаред все еще стоит на парковке и смотрит ему вслед. Если бы только Дженсен лучше умел выражать свои эмоции – тогда даже окажись они на разных концах страны, занятые в разных проектах, Джаред все равно знал бы, как много он значит для Дженсена.

***

Дженсен возвращается в Лос-Анджелес за три недели до начала съемок «Десятидюймового героя». В первую неделю он просто отдыхает. Пару раз Таня остается на ночь, но в середине недели он просит ее уйти, потому что устраивает вечеринку только для парней. В доме воцаряется тишина, и, чтобы хоть как-то разбавить ее, Дженсен, сам того не замечая, начинает включать радио и телевизор.

Отдохнув, Дженсен всерьез берется за сценарий, и пытается решить, что собой представляет Пристли и как он хочет его играть. Это приятное разнообразие - окунуться в нового персонажа, у которого так мало общего с Дином и их маленьким ванкуверским миром.

Каждые несколько дней он звонит Джареду – просто чтобы услышать его голос и рассказать, например, как девочка на кассе в супермаркете краснела и заикалась все время, пока пробивала покупки Дженсена, или как Стив два дня скрывался у него в доме, лишь бы не встречаться со своей последней девушкой-на-неделю.

Джаред много смеется и, похоже, искренне рад слышать Дженсена. Он без труда поддерживает беседу, с легкостью заполняя паузы в разговоре, когда Дженсен не знает что сказать.

В последний четверг перед началом съемок он обнаруживает в почтовом ящике два письма. Одно – в фирменном конверте с напечатанным адресом, другое – в обычном, адрес старательно выведен печатными буквами – отправитель явно еще не приноровился писать.

При виде первого конверта у Дженсена внутри все скручивает от волнения, и он откладывает его на тумбочку в холле. Затем идет в кухню, наливает себе стакан воды и берется за второе письмо. Облокотившись на столешницу, он бережно, стараясь ничего не порвать, раскрывает конверт. Внутри обнаруживается записка, написанная той же неуверенной рукой, что и адрес на конверте, и рисунок – Сэм и Дин в Импале, у Сэма изо рта свисает ложка.
Дженсен с улыбкой начинает читать письмо, и к концу уже смеется в голос.

Дорогой Дженсен,

Серия была очень смешная. Мне понравилось, как ты сунул ложку Джареду в рот. У него было забавное лицо, и я смеялась. Я попыталась сделать так с младшей сестрой, но мама очень ругалась и сказала папе, что ты оказываешь на меня дурное влияние. (Я спросила у папы, как это пишется, если неправильно, то это он виноват.) Надеюсь, ты хорошо проводишь каникулы.

Твой друг,

Мари.


Дженсен вешает рисунок на холодильник, фотографирует на телефон и отсылает Джареду с гордостью приписав, что у него лучший фанат во всем мире.

Ответ от Джареда приходит немедленно: «Мечтай-мечтай», - и Дженсен еще мгновение позволяет себе порадоваться жизни, прежде чем вернуться в холл и взяться за второе письмо. Оно из студии, и Дженсен попытался бы убедить себя, что есть в мире вещи поважнее, но тяжелая пульсация в груди не дает обмануться.

Вздохнув, он начинает вскрывать конверт, очень аккуратно – не потому, что боится повредить содержимое, а просто чтобы еще хоть ненадолго оттянуть неизбежное.

Он пробегает глазами по первой странице, выхватывает слова «поздравляем», «второй сезон» и «возобновление съемок» и с радостным воплем вскидывает вверх кулаки, а потом прижимает к груди руку со смятым письмом.
Как только сердце возвращается к привычному ритму, и кровь перестает кипеть, Дженсен звонит Джареду.

Трубку на том конце снимают уже после второго гудка, и он слышит голос Сэнди.

- Дженсен, - щебечет она. – Сто лет тебя не слышала!

- Привет, Сэнди, - тихо отвечает он.

- Когда у тебя начинаются съемки?

- На следующей неделе. Как ты? Уже убедилась, что Джаред - ни на что не годный лентяй?

Сэнди смеется.
- Тебе-то какая разница? У тебя же есть девушка.

Дженсен усмехается и раскидывается на диване, запрокидывая голову на спинку.
- Детка, ты же знаешь, меня на двух женщин с лихвой хватит.

Он это не всерьез, конечно, но его все равно начинает грызть чувство вины. Флиртовать с Сэнди так легко, что это выходит само собой – и он забывает, что у него вообще-то действительно есть девушка.

Сэнди хохочет, и откуда-то из глубины их дома доносится голос Джареда.

- Это Дженсен, милый.

На том конце трубке слышится какая-то возня, а потом Джаред говорит:

- Здорово, дружище, - он слегка запыхался, будто только что вернулся с пробежки, и желудок Дженсена совершает небольшое сальто.

- Тебе пришло письмо? – сердце бешено колотится - неудивительно, что вопрос прозвучал скорее взволнованно, а не равнодушно, как он рассчитывал.

- Нет, мы с Сэнди в Техасе.

Дженсену внезапно становится не по себе. Он не думал, что новости могли еще не дойти до Джареда, и теперь ему как-то неловко.

- Дженсен, чувак, я знаю, что тебе очень нравится игра «Помучай Джареда неизвестностью», но если в течение пяти секунд ты мне не скажешь, что происходит, то когда мы увидимся, я тебя убью.

- Чувак, второй сезон – наш, - нарушает Дженсен паузу, повисшую после этой гневной отповеди.

- Да ты гонишь.

- Я серьезно, - поспешно заверяет Дженсен, и чувствует, что вознагражден сполна, когда Джаред издает такой же радостный вопль, как и он сам несколько минут назад.

- Да, детка! Нас продлили на следующий сезон! – орет Джаред, и Дженсену приходится отодвинуть трубку подальше от уха, чтобы не оглохнуть.

- Дженсен, старик! Слава Богу!

- Да, Джа, именно так, - внезапно Дженсену кажется, что его сейчас вырвет. Как будто пока он ждал решения студии, его тело привыкло сосредотачивать все силы на борьбе со стрессом и волнением, и теперь, когда ожидание закончилось, организм просто не знает, как реагировать.

- Ладно, Джа, мне пора. Удачно вам отдохнуть. Позвони, когда вернешься в Лос-Анджелес, хорошо?

- Да, Джен, обязательно, - говорит Джаред. У него, похоже, опять перехватило дыхание – как у маленького мальчика, открывающего подарки в рождественское утро.

Тем же вечером, когда Дженсен возвращается после встречи с приятелями и ложится спать, Таня устраивается позади него. Она целует его руку и притягивает его к себе.

- Я так рада за тебя, Дженсен.

- Мммм.

- Спокойной ночи, милый.

- Спокойной ночи, - бормочет Дженсен сквозь дремоту.

- Я люблю тебя, - шепчет она, так тихо, что эти слова едва не ускользают от его слуха.

Таня засыпает, а он еще долго лежит без сна, и в голове у него снова и снова проносится «О черт, черт, черт».

***

На следующее утро Дженсен просыпается раньше Тани и уходит, чтобы не встречаться с ней лицом к лицу. Он знает, что поступает, как самый настоящий козел, но у него никак не получится сделать вид, что он ничего не слышал, и ничего не изменилось. Вооружившись шляпой и темными очками, он идет в «Арому» и заказывает самую большую порцию латте. Садится за столик на заднем дворе, вытаскивает сценарий к «Десятидюймовому герою» и погружается в изучение Пристли.

Где-то с неделю Дженсену удается избегать Таню – он ходит на деловые встречи, тусуется с друзьями, знакомится со своими новыми партнершами по фильму. Когда Таня наконец возмущается, он извиняется и уверяет, что все в порядке, просто новый сценарий отнимает много времени. Это никудышное оправдание, и Дженсен чувствует себя последним засранцем, но у него в голове не укладывается, как они успели так быстро перейти от интрижки на одну ночь к признаниям в любви. Может, уделяй он Тане побольше внимания, он бы заметил это раньше, но она была в Лос-Анджелесе, он - в Ванкувере, и к тому же у него был здоровенный партнер по съемкам, на которого Дженсен тратил львиную долю времени, сил и внимания.

***

Вечером первого съемочного дня вся группа отправляется бар. У Тани запланирована встреча с подругой, так что Дженсен не чувствует себя виноватым за то, что не взял ее с собой. К нему подсаживается Дэннил, и они болтают почти весь вечер. Конечно, они уже знакомы и встречались пару раз, но как-то не выпадало случая познакомиться поближе, и теперь оказывается, что в окружении голливудского сияния она сумела остаться простой, своей в доску девчонкой с Юга. Они так поглощены разговором, что Дженсен даже не замечает, как бар пустеет. Посмотрев на часы, он с удивлением обнаруживает, что уже без четверти два, и вечеринка давно закончилась.

- Господи, ну мы засиделись! – Дженсен залпом допивает свое пиво и смотрит на нее с вызовом, приподняв бровь.

- Думаешь, мне так слабо? – улыбается она, облизывает губы и, запрокинув голову и обнажив длинную шею, допивает свой напиток одним долгим глотком. Мотнув головой, она делает глубокий вдох, а потом поднимает глаза на Дженсена, вся лучась улыбкой.

- Мы чего-то ждем? – она вскакивает и направляется к выходу неожиданно и так быстро, что Дженсен едва поспевает за ней. Дэннил запинается о порог, и Дженсен ловит ее за руку, тянет на себя, чтобы помочь восстановить равновесие

- Как ты сюда добралась? – спрашивает он, протягивая талон служащему парковки.

- С Клией, на ее машине.

- Тебя подвезти?

Она с обожанием смотрит на него широко раскрытыми глазами.

- То есть все это время ты меня окучивала только ради моей машины?

- Ну, не только, - подмигивает Дэннил.

Парковщик подгоняет машину, и Дженсен придерживает дверцу для Дэннил, которая бурчит что-то о том, что он – легкая добыча.

Когда он уже собирается захлопнуть дверцу, Дэннил прикасается к его руке, подается вперед и чуть опускает ресницы.
- Не хочу, чтобы вы неправильно меня поняли, мистер Эклз. Я не из тех, кого можно соблазнить на первом свидании.

Ее слова застают врасплох, и он не может сдержать смеха. Обходя машину и забираясь на водительское сиденье, он все еще продолжает смеяться.

***

Съемки «Героя» длятся три недели. Пару раз к Дженсену на площадку приходит Таня. Она не разговаривает ни с кем, кроме него, и с каждым ее приходом от чувства вины по коже Дженсена пробегает холодок, хотя он знает, что его не в чем упрекнуть.

Все заканчивается как-то вечером, после ужина в ресторане. Они уже заходят в дом, когда Таня между делом упоминает, что после возвращения в Ванкувер, она хочет представить его родителям, и Дженсен понимает, что не может больше притворяться. Он останавливается, и Таня проходит еще немного, прежде чем замечает, что его рядом нет.

- Дженсен? – она делает шаг в его сторону, и он пятится, пока не ударяется плечом о входную дверь.

- Так больше не может продолжаться, - говорит Дженсен. Он не может заставить себя посмотреть на нее и обращается вместо этого к дальней стене.

- Как – так?

Он немного ненавидит ее за то, что она заставляет его проговаривать все это вслух.

- Так. То, что происходит между нами - ничего не получается, Таня. Все не так. Не спорь, ты ведь тоже это чувствуешь, - возможно, последнее – это нечестный прием, и Таня вздрагивает. Но Дженсен знает: это потому, что она признает его правоту.

- Давай попытаемся. Теперь ты не загружен работой, мы можем уделять друг другу больше времени. Мы все исправим, - Таня встает прямо перед ним и упирается руками ему в грудь. – Дженсен, милый, у нас все получится! Я люблю тебя.

Теперь уже вздрагивает Дженсен, но он не пытается отпрянуть. Напротив, обхватив ее лицо ладонями, он нежно прикасается губами к ее губам.

- Я знаю, - говорит он, поглаживая большим пальцем ее щеку, а потом отстраняется, упираясь затылком в дверь. – Прости.

Таня не глупа – и нравится Дженсену в том числе и поэтому – и она слышит невысказанное в его словах. Медленно высвободившись из его рук, она отворачивается и украдкой подносит ладонь к лицу. Когда она снова поворачивается к нему, в ее глазах ни слезинки, на губах улыбка.

- Я пойду, ладно?

- Таня, - начинает Дженсен, но она перебивает:

- Дженсен, тут нечего обсуждать, - в ее голосе звенят металлические нотки. Дженсен понимает, что сейчас не время спорить.

Они двигаются неловким полукругом, не желая ни на секунду поворачиваться друг к другу спиной, и наконец Таня оказывается у двери, а он все еще пытается придумать, что можно сделать в этой ситуации.

- Я зайду через пару дней за вещами, - говорит Таня. Дженсен кивает, и она исчезает.

Он плетется в гостиную и включает телевизор, но его не слишком интересует, что происходит на экране. Наверное, надо позвонить кому-нибудь. Но с Джаредом он не разговаривал уже месяц – с того дня, когда продлили сериал – и было бы несколько странно сейчас обрушиваться ему как снег на голову со словами: «Я порвал со своей девушкой, потому что она влюблена в меня, а я в нее – нет, потому что я влюблен в тебя». Стива и Криса сейчас нет в городе, впрочем, даже если бы он мог поговорить со Стивом, Дженсен пока не готов выслушивать многочисленные «Я же говорил».

Остается Дэннил, но завтра – последний день их совместных съемок, к тому же если он позвонит, она приедет к нему, и даже если между ними ничего не произойдет, все равно получится как-то непорядочно. Так что Дженсен закрывает глаза и остается сидеть на диване. Около полуночи он просыпается, выключает телевизор и заваливается спать, даже не почистив зубы.

***

На вечеринке по случаю окончания съемок Дэннил решительно протаскивает Дженсена через толпу, заталкивает его за дальний столик и протягивает ему пива, ясно давая понять, что не примет возражений. Сама она усаживается напротив и позволяет ему сделать первый глоток, прежде чем начинает говорить:

- Дженсен, ты что, специально напрашиваешься на то, чтобы тебя бросили? - она смотрит на него так пристально, будто его ответ откроет ей величайшие тайны мироздания.

Он только смеется и продолжает пить. Дэннил окидывает его возмущенным взглядом.

- Слушай, я просто хочу сказать: то, что ты пришел сюда без Тани выглядит довольно однозначно. А девчонки такое сразу подмечают. Так что мой тебе совет: позвони ей, умоляй о прощении, а потом попроси составить тебе компанию. Ну, и не забудь про цветы и дорогие подарки, например что-нибудь яркое и блестящее, - она улыбается и делает маленький глоточек мартини.

Дженсен просто смотрит на нее, открыв рот. В суматохе съемок он и не заметил, как подружился с этой бомбочкой. Впрочем, не так важно, как это произошло – она рядом, и почему бы прямо сейчас не рассказать, что больше нет нужды беспокоиться о таниных чувствах?

- Что ж, ты просто раскрыла мне глаза, - начинает Дженсен, - но это уже ни к чему, - Дэннил готова возразить, но Дженсен добивает: - Вообще-то я с ней расстался, так что не думаю, что она так уж хотела посетить это мероприятие.

- Ой, - Дэннил потрясенно смолкает на секунду. – Ох, Дженсен, мне так жаль, - она отчаянно пытается пойти на попятную, и будь Дженсен настроен по-свински, он бы позволил ей всю ночь корить себя за бестактность.

Вместо этого он смеется – и впервые с тех пор, как ушла Таня, это получается у него искренне и непринужденно.

- Ну что ты, Дэнни, не переживай. Дело давно к тому шло, - он похлопывает ее по руке. – Не скажу, чтобы это было самое приятное расставание в моей жизни, но я переживу.

Дэннил улыбается Дженсену, а потом кивает – скорее самой себе. Она усаживается поудобнее, Дженсен потягивает пиво, и они с головой окунаются в уже привычную болтовню.

Дженсен не замечает, когда Дэннил успевает перебраться к нему на диванчик. Он все это время целенаправленно пил, так что домой отправляется, изрядно набравшись.

Дэннил выходит вместе с ним на парковку и хмурится, когда он протягивает служащему талон.

- Только не говори, что собираешься сесть за руль в таком состоянии.

Дженсен виновато смотрит в ответ.

Когда служащий подгоняет машину, Дэннил садится на место водителя, а Дженсен устраивается на пассажирском сиденье.

- Спасибо, Дэнни, - говорит он. – Я не ожидал, что меня так развезет.

Она улыбается.

- Не бери в голову.

Они едут в уютной тишине. У его дома, Дэннил паркуется и выключает двигатель, но, похоже, не собирается вылезать из машины. Кажется, сейчас он должен что-то сказать, только вот что?

- Дженсен, я что, чего-то недопонимаю? – наконец нарушает молчание Дэннил. Она сидит, глядя в окно и втянув в рукава сжатые в кулаки руки.

- Прости? – переспрашивает Дженсен. Такого вопроса он не ожидал, и не совсем понимает, о чем это она.

- Я хочу сказать, когда мы только познакомились, я подумала, что ты просто застенчивый. А потом решила, что дело в Тане. Но теперь я уже не знаю, что думать, - она теребит рукава свитера и продолжает, не глядя на Дженсена: - То есть, нам ведь хорошо вместе, да? Или я неправильно понимаю, Дженсен?

Будь он чуть потрезвее, этот разговор дался бы ему проще. Он берет ее за руку и слегка сжимает, обрывая ее нервные подергивания.

- Ты все правильно понимаешь.

- Не буду врать, Дженсен, ты мне нравишься. Мне кажется, у нас может что-то получиться. Давай попробуем.

- Ты мне тоже нравишься, - Дженсен замолкает, подыскивая слова, пытаясь сформулировать, что именно его смущает.

- Сдается мне, сейчас будет какое-нибудь «но».

- Ты не ошиблась насчет Тани, отчасти дело было в ней. Но, - он улыбается в ответ на усмешку Дэннил, - не только. Я хочу сказать, что порвал с ней, потому что она в меня влюблена, а я… - Дженсен обрывает себя и прикрывает глаза.

- А ты… - подсказывает Дэннил.

- Я люблю другого, - Дженсен впервые рассказывает об этом. Возможно, он и сам впервые позволяет себе поверить в свои чувства. – Джареда, - добавляет он, потому что умолчать об этом было бы нечестно по отношению к Дэннил.

- Но дело в том, что с ним у меня никогда ничего не получится, а мне нужно двигаться дальше. Я просто… просто, мне кажется, было бы нечестно так с тобой поступать.

Дэннил улыбается ему. Искренняя улыбка озаряет все ее лицо, и она кажется моложе своих лет. У Дженсена дух захватывает.

- Если, как ты говоришь, с Джаредом у тебя ничего не выйдет, тогда я не против. Зато мы с самого начала честны друг с другом. Жизнь – запутанная штука, я все понимаю, но это не значит, что мы не можем быть счастливы вместе.

Теперь она смотрит ему прямо в глаза, улыбаясь открыто и в то же время немного неуверенно. Ее слова захватывают Дженсена, уносят его от всех страхов, и он прижимается губами к ее губам.

- Хорошо, - говорит он.

- Хорошо? – повторяет она, словно спрашивая «Вот так вот просто?»

И да, вот так просто. Дженсен тянется к ней и целует ее еще раз.

- Зайдешь? – спрашивает он, отстраняясь. Дэннил кивает, и Дженсен, открыв дверцу, выбирается из машины. Дождавшись, пока Дэннил присоединится, он переплетает их пальцы и они вместе идут к дверям.

Они проходят по дому без лишних разговоров, Дженсен достает второй комплект постельного белья. Они перестилают кровать, ложатся, и Дженсен притягивает Дэннил к себе.

Засыпая, Дженсен чувствует на своей коже ее легкое дыхание.


Часть 4
Девять месяцев спустя.

Джаред без стука врывается к Дженсену в трейлер.

- Чувак, почему ты не сказал, что собираешься сыграть в театре?!

- Ты о чем? – Дженсен лежит на диване, не двигаясь, и только, когда Джаред толкает его, поднимает ноги, чтобы освободить ему место, а потом укладывает их прямо поверх колен Джареда.

- Форт-Уэрт. Аарон Соркин. Лу Даймон Филипс. Не припоминаешь, гад ты этакий? – Джаред заезжает кулаком ему по бедру.

- Эй! – возмущается Дженсен, убирая ноги с колен Джареда и обиженно выпячивая губу.

- Можешь дуться, сколько душе угодно, сладенький, а я все равно на тебя зол, - вид у Джареда слегка одержимый: он одновременно смеется и пытается гневно смотреть на Дженсена.

- Я собирался тебе сказать, - защищается Дженсен. И это правда, он собирался. Просто все как-то не было подходящего момента. К тому же ему немного стремно: Джаред-то будет сниматься в фильме с самим Питером О`Тулом, а Дженсену ничего крутого не предложили, так что за роль в пьесе театра Каса Манана он ухватился, как за последнюю соломинку – чтобы не слоняться без дела все лето и хоть немного заработать.

- Дженсен, это же просто класс! Я уже позвонил помощнику продюсера, узнать, получится ли выкроить время, чтобы слетать посмотреть на тебя. Будешь играть на сцене! Это же потрясающе! Я бы на твоем месте сдрейфил, - Джаред так взбудоражен и говорит с таким искренним воодушевлением, что Дженсен не может сдержать улыбки.

- Лучше, чем все лето провести в Ванкувере, это уж точно, - говорит он и смеется, когда Джаред вздыхает.

- Точняк. Я соскучился по Техасу, чувак. Я тебе завидую.

- Ох, бедненький Джаред, - фыркает Дженсен. – Ему придется остаться в Ванкувере, чтобы поработать с одним из величайших актеров современности. Вот не повезло так не повезло!

- Да, да, - отмахивается Джаред, разваливаясь на диване и закрывая глаза. – У Дэннил свои планы на лето, или ты наконец-то пригласишь ее к себе и познакомишь с семьей?

- Да, она поедет со мной домой, - признается Дженсен. Он по-прежнему иногда удивляется, как гладко у них все получилось с Дэннил. Она действительно потрясающая. Дженсен даже иногда задумывается, можно ли быть влюбленным в двух людей одновременно, ведь нельзя сказать, что его чувства к Джареду исчезли без следа - напротив, они только окрепли. Но при этом острота их несколько притупилась.

Только вот Дэнни Дженсен тоже любит. Она его лучший друг, ей всегда есть, что сказать, и если Дженсена заводит в тупик какая-нибудь проблема, у Дэннил всегда наготове решение. И уж конечно, взгляд она тоже радует - это точно.

Дженсен уже проваливается в сон, когда в дверь стучится помощник продюсера и зовет их обратно на площадку.

***

Премьера – это что-то необычайное. Дженсен не представляет, как некоторые всю жизнь проводят от одной премьеры до другой, потому что сам он последние пять часов еле сдерживает тошноту. Когда представление начинается, адреналин, смешавшись с энергетикой театра, перехлестывает через край, и его на самом деле тошнит. А к концу спектакля он так измотан, что с трудом припоминает собственное имя, не говоря уж о сценарии, по которому ему завтра снова играть.

На премьеру пришла вся его семья, и Дэнни, к счастью, прекрасно поладила с Кензи – не хотел бы Дженсен иметь дело с сестрой, если бы та не одобрила его выбор.

Ему удается ненадолго улизнуть от толпы и выскользнуть на улицу, чтобы позвонить Джареду. Джаред пытался вырваться, чтобы посмотреть на его выступление, но безуспешно – и его голос звучал так убито, когда он об этом рассказывал, что Дженсен пообещал позвонить и рассказать о представлении во всех подробностях.

- Привет, - говорит он, когда Джаред снимает трубку.

- Ну как все прошло? – спрашивает Джаред. Он дышит тяжело, как будто только что с пробежки, и сердцу Дженсена внезапно становится тесно у него в груди – от того, как сильно и искренне Джаред за него переживает.

- Кажется, неплохо, - начинает Дженсен. – Пару строчек в самом начале я запорол, влиться и привыкнуть к публике получилось только сцене на третьей – но в целом, думаю, справился.

- Я так и знал, что у тебя все получится, Джен, - Джаред на том конце провода просто захлебывается восторгом, и Дженсен не может сдержать улыбки.

- Думаешь? – спрашивает он.

- Ни секундочки не сомневался. Дженсен, ты наверняка был великолепен!
Джаред даже чертову пьесу не видел, но при этом так восторгается его актерскими способностями, что Дженсен впервые за вечер по-настоящему успокаивается и расслабляется.

Дверь распахивается и к нему сзади подходит Дэннил. Она обнимает его, переплетая пальцы у него на животе, и он чувствует на шее легкое прикосновение ее губ.

- Как там твой фильм?

Дженсен слышит, как Джаред вздыхает.

- Медленно. Хотел бы я сказать, что все отлично, и мы движемся впереди графика, но ты же знаешь, как оно в Ванкувере - вечно то дождь, то освещение неправильное, то еще какая-нибудь накладка.

Дженсен действительно знает, и понимающе хмыкает.

- Прости, Джен, - тихо говорит Джаред. – Я правда очень хотел приехать.

- Я знаю, Джа, - Дженсен тоже очень бы этого хотел. – Я понимаю. Слушай, мне надо бежать, но завтра я перезвоню, ладно?

- Конечно, без проблем, - соглашается Джаред.

Закончив разговор, Дженсен теснее притягивает Дэнни к себе и переплетает ее пальцы со своими.

- Как Джаред? – когда речь заходит о нем, ее голос всегда становится тише и мягче.

- Хорошо. Но съемки задерживают из-за погоды, так что выкроить время у него не получится, - Дженсен изо всех сил старается не показать разочарования, иначе будет выглядеть просто жалко - но он знает, что не сможет вечно удерживать эту маску.

- Мне жаль, малыш, - бормочет Дэнни, прижимаясь губами к его спине. – Тебя мама ищет. Хочешь, чтобы я отвлекла ее еще ненадолго?

Дженсен оборачивается и улыбается.
- Не, мне все равно пора возвращаться внутрь, - наклонившись, он легко касается губами ее губ, черпая спокойствие в этом прикосновении. Затем расправляет плечи и возвращается в театр, надежно сжимая ладонь Дэнни в своей.

***

На следующий вечер Дженсен понимает, что недооценил степень своего помешательства: ему кажется, что из зала доносится смех Джареда. В один из редких моментов, когда он не на сцене, он успевает провести с самим собой короткую воспитательную беседу на тему того, что надо взять себя в руки, быть профессионалом и не позволять желаниям отвлекать его от работы. В антракте он звонит Джареду.

- Чувак, тебе разве можно выходить из роли? Теперь я совсем запутался. Ты разрушил четвертую стену*, - Джареда едва слышно, его голос утопает в гомоне голосов на заднем плане. И внезапно Дженсен с замиранием сердца понимает, что, может быть, он вовсе не сходит с ума.

- Джаред, - говорит он. – Где ты?

- Сюрприз! – радостно орет тот, практически оглушая Дженсена на одно ухо.

- Значит, все твои рассказы о том, что съемки задерживаются из-за погоды… - он смолкает, позволяя невысказанному вопросу повиснуть в воздухе.

- Вранье, - гордо подтверждает Джаред низким голосом. – Мне надо было как-то усыпить твою бдительность.

- Тебе повезло, что по контракту мне нельзя уходить из-за кулис в костюме, иначе я бы прямо сейчас нашел тебя и надрал тебе задницу, Падалеки.

И снова этот смех. Смех, который Дженсен узнал бы где угодно.
- Я думал, что спятил уже наконец, когда сегодня услышал, как ты смеешься, засранец.

- Было совсем незаметно, что ты отвлекся, - спешит заверить Джаред. – Джен, ты потрясающе справляешься с очень непростой ролью. Не волнуйся, дружище, ты крут.

Дженсен смеется, чувствуя, как наконец-то согревается все тело.
- Ну, тебе положено так говорить.

- Иди в жопу. Я тебе не мамочка, и не обязан тебя хвалить. Уж поверь, если бы у тебя херово получалось, я бы сказал.

- Спасибо, Джа, - говорит Дженсен. – Пойду, попробую не запороть вторую половину спектакля.

- Увидимся после? – почти неуверенно спрашивает Джаред.

- Разумеется.

Дженсену удается снова настроиться на волну лейтенанта Каффи, и остаток представления проходит без сучка, без задоринки.

***

Ускользнув от фанатов, они отправляются в отель, где остановился Джаред. Компания получилась больше, чем хотелось бы Дженсену – хотя и состоит только из него, Джареда, его невестки, Сэнди и Дэннил. Они покупают напитки в баре, и Дженсен начинает перечислять, что пошло не так в сегодняшнем представлении. Только он входит во вкус, как Джаред опускает руку ему на плечо и слегка встряхивает.

- Хватит, Дженсен, - Джаред наклоняется к нему и тихо говорит на ухо. – Все прошло отлично, просто смирись.
От его теплого дыхания по спине Дженсена проносится стая мурашек.

Он уже открывает рот, чтобы возразить, что нет, они просто не понимают, но встречается глазами с Дэнни.

- Твой мальчик дело говорит, - заявляет она. Все смеются, и Джаред – громче всех. Так что Дженсен отмахивается, изо всех сил изображая безразличие. Джаред помогает ему в этом: он все еще приобнимает Дженсена за плечи, и Дженсен растворяется в его тепле, позволяя себе на секунду представить, что это не дружеский жест, а что-то большее.

Джаред ведет себя тише обычного – он по-прежнему активно участвует в разговоре, но чего-то не хватает. Будь они наедине, Дженсен спросил бы, что не так, но они в компании, поэтому он просто делает мысленную заметку проследить за поведением Джареда. У Джареда и Сэнди завтра ранний рейс, а Дженсену сейчас нужно высыпаться, как бы ему ни хотелось всю ночь провести с друзьями, так что где-то в полтретьего все расходятся.

Дженсен лежит в постели, прижимаясь к Дэннил, ощущая под ладонями знакомые изгибы ее тела. Интересно, кто-нибудь еще заметил, что Джаред был сегодня сам не свой? Дэннил вздыхает и перекатывается на бок, прижимаясь грудью к его груди.

- Что такое?

- Ничего, - отвечает Дженсен, убирая ей за ухо выбившуюся прядь. – Все нормально, спи.

- Детка, я отсюда слышу, как у тебя в мозгу проворачиваются шестеренки, - с деланным раздражением говорит она, но улыбка смягчает резкость тона.

Слегка поерзав, он проводит по ее руке, от плеча к запястью.

- Тебе не показалось, что с Джаредом что-то не так?

Она задумывается на минуту, прежде чем ответить.

- Да нет, не особенно, - она склоняет голову на бок. – А тебе показалось?

Дженсен кивает.

- Что ж, ты знаешь его лучше, чем кто-либо, - она прикасается к его губам легким поцелуем. – Знаешь, можно просто спросить у него. Я уверена, если у него какие-то проблемы, с тобой-то он ими поделится.

- Да, - вздыхает Дженсен.

Дэнни устраивается поудобней, уже практически засыпая, и Дженсен тоже закрывает глаза.

- Дэнни, ты не против? – спрашивает он чуть позже, шепотом, потому что не уверен, что хочет знать ответ.

- Что ты все еще его любишь? – шепчет она, не оборачиваясь. – Иногда, - она надолго смолкает, и Дженсен думает, что, возможно, больше сказать ей нечего. – Но потом я спрашиваю себя, была бы я счастливей без тебя и… - она слегка пожимает плечами, - и понимаю, что надо дорожить тем, что есть.

Дженсен притягивает ее ближе.

- Ты же знаешь, тебя я тоже люблю, - шепчет он, стараясь не нарушить чудесную атмосферу, созданную ее словами.

Она тянет его за руки, заставляя обнять ее крепче.
- Спи, Дженсен.

***

Дженсен возвращается в Лос-Анджелес за несколько дней до возобновления съемок «Сверхъестественного». Он только-только получил сценарий первого эпизода второго сезона, и хотя скоро он снова будет ворчать по поводу затянувшихся рабочих дней, сейчас он рад снова погрузиться в переживания Дина. Он звонит Джареду – узнать, получил ли тот сценарий и обсудить его – и когда выясняется, что Джаред тоже в Эл-Эй, Дженсену почему-то кажется, нет ничего логичней, чем пригласить его в гости к Крису. Крис, конечно, радостно поддерживает эту идею, и Дженсен мысленно готовится к всевозможным подтруниваниям и прозрачным намекам.

Вокруг Джареда до сих пор витает облако неясной тоски, которое Дженсен заметил еще в Форт-Уэрте, и когда после очередной безобидной шутки Джаред мрачнеет, Дженсен отмечает это про себя. Дэннил рядом, поэтому еще не время выпытывать у Джареда, что происходит, но Дженсен чувствует: что-то не так.

Собравшись в гостиной, они пьют и болтают, по телевизору с выключенным звуком идет какой-то фильм, и весь вечер проходит в теплой, хмельной атмосфере. К полуночи Дэнни уходит спать. Джаред разлегся на полу, он не спит, но и в разговоре уже некоторое время не участвует. Крис сидит рядом с Дженсеном; они подбирают на гитарах отрывки песен и импровизируют – один начинает, другой подхватывает по мере сил.

Дженсен в основном смотрит на Джареда и вздрагивает, когда Крис откашливается. Вздернув голову, Дженсен видит, что Крис, с усмешкой показав ему пачку сигарет, выходит на крыльцо, и впервые за вечер Дженсен остается наедине с Джаредом.

У него слегка кружится голова – от выпитого, от того, что уже ночь, и от того, что Джаред рядом. Нельзя сказать, что из перечисленного действует на него сильнее, но пьет и полуночничает он в последнее время часто, а вот Джареда за лето почти не видел.

Еще с минуту Дженсен сидит, бездумно перебирая струны - он хочет перейти к волнующему его вопросу, но не знает, как. Взглянув на крыльцо, он обнаруживает, что Крис стоит спиной к нему, опираясь на перила, и понимает, что тот дает ему шанс поговорить с Джаредом. Нужно хвататься за эту возможность, потому что когда они вернутся в Ванкувер, и начнутся съемки, им уже будет не до задушевных ночных бесед.

Он соскальзывает с кресла и подползает к Джареду, ложится так, что их головы оказываются совсем рядом и смотрит в потолок.

Комната начинает кружиться, и он понимает, что опьянел сильнее, чем казалось.

- Господи, я пьян, - говорит он. – А ты пьяный, Джа?
Дженсен надеется, что да, потому что пьяного Джареда гораздо проще разговорить.

- Трезвым я себя точно не чувствую, - отвечает Джаред. Они сталкиваются коленями, и Дженсен чувствует, как покалывает кожу там, где они соприкасаются.

- Так как ты все-таки, Джа? – Дженсен не знает точно, нужно ли как-то пояснить, о чем он, но решает, что не стоит.

- Нормально, - звучит совсем неубедительно, особенно после того, как Джаред добавляет: - Кажется, - так тихо и растерянно, что Дженсену приходится сдерживаться изо всех сил, чтобы не фыркнуть.

- Как-то ты, похоже, сам не уверен, дружище, - говорит он, отчаянно желая, чтобы Джаред открылся, рассказал ему, что не так, чтобы можно было перестать изводить себя переживаниями.

- Ага, знаю, - Джаред смеется, и этот тихий, натянутый звук не имеет ничего общего с тем смехом, к которому привык Дженсен. Джаред шумно дышит ему в ухо, и со зрением у Дженсена происходит что-то странное – все вокруг расплывается и будто пульсирует в такт отзвукам джаредова смеха.

- По-моему, мы с Сэнди движемся к разрыву, - эти слова кажутся оглушительными, отдаются у Дженсена в голове гулким эхом. На мгновение он не может поверить своим ушам, и просто лежит, пытаясь понять, что же такое Джаред говорит.

Бессмыслица какая-то. Джаред и Сэнди – это же Джаред-и-Сэнди, они же вместе навсегда, как друзья и как возлюбленные.

Может быть, если он посмотрит на Джареда, станет понятней? Он медленно перекатывается – прямо на Джареда, кладет руку ему на грудь и всматривается в его лицо. Их тела словно сливаются, они идеально подходят друг другу – Дженсен знал, что так и будет, и в то же время панически этого боялся. Джаред начинает дрожать под ним, и Дженсен медленно наклоняется, покрывая его кожу легкими, почти невесомыми поцелуями, и шепча ему в шею слова утешения.

Когда Джаред наклоняет голову, так что их дыхание смешивается, и губы влажно соприкасаются, Дженсен замирает на секунду и, зажмурившись, отстраняется.

- Джа? – спрашивает он. Потому что как бы ему ни хотелось снова притянуть Джареда к себе и прильнуть к его губам, он уверен, что Джаред еще не готов. Возможно, он никогда не будет готов, но сейчас, когда Джаред пьян и страдает из-за Сэнди, момент особенно неудачный.

Звук отъезжающей двери развеивает дымку у Дженсена в голове, и он быстро скатывается с Джареда – за секунду до того, как в дом возвращается Крис. Дженсен не может решить, чего ему больше хочется – расцеловать друга или пристрелить за вторжение.

- Я не вовремя? – ухмыляется Крис, и Дженсен, решив - пристрелить, однозначно – пытается отделаться убогим сарказмом, чтобы разрядить обстановку.

***

Когда наутро Дженсен просыпается и не обнаруживает Джареда рядом, он чувствует легкий укол беспокойства, но не более того. Он не сделал ночью ничего недопустимого. Это ведь был даже не настоящий поцелуй. Но Джаред был сильно пьян, а Дженсен не хочет, чтобы тот теперь шарахался от него и избегал разговоров.

Поэтому Дженсен звонит Джареду. Когда тот не отвечает, он ждет несколько минут, а потом перезванивает и оставляет сообщение. Ничего особенного, что-то вроде «Все в порядке? Ты уехал, не сказав ни слова». Дэннил напоминает, что хотела увидеться с Сэнди, пока они не уехали, и это, в общем-то, неплохой повод позвонить полчаса спустя и оставить еще одно сообщение.

Через час после второго сообщения ответа все еще нет, и Дженсен начинает злиться.

Дозвониться до Джареда ему удается только к вечеру. К тому времени озабоченность успевает перерасти в обиду, обида – в волнение, и так несколько раз, по кругу.

Так что когда Джаред наконец снимает трубку, на мгновение Дженсен не знает, что сказать. Убедившись, что с Джаредом все в порядке, он чувствует себя лучше, а когда ему удается рассмешить Джареда, он успокаивается окончательно.


***

В первый же вечер после возвращения в Ванкувер ему звонит Том. Майк тоже на линии, и Дженсен понимает, что влип, еще до того, как тот открывает рот.

- Итак, у Джареда скоро день рождения, - начинает Майк, и Дженсен стонет.

- Нет! Нет, нет, нет, нет!
- Но это его двадцать пятый день рождения, - уговаривает Майк.

- И я хочу, чтобы он дожил до двадцать шестого! – разумный довод, на взгляд Дженсена.

- Ну Дженсен, не упрямься, - вмешивается Том. – Мы теперь вообще вас, парни, почти не видим.

Дженсен стискивает челюсти. Он понимает, что обречен – в голосе Тома слышится его типичное «Я такой безобидный, что может пойти не так?»

- Дженсен, - повторяет Том.

- Ну, думаю, было бы здорово снова увидеться с вами, парни, - признает Дженсен, потому что в последний раз он видел Тома еще до хиатуса.

- Супер! – орет Майк. – Дженсен, ты не пожалеешь! У нас уже все-все распланировано! – что-то болезненно проворачивается у Дженсена в животе, и он внезапно начинает подозревать, что только что совершил страшную, просто кошмарную ошибку.

- Можешь передать Джареду, - добавляет Том, и звонок обрывается.

***

Вечер проходит не так уж плохо (если не считать костюмов и того, что Майк и Том вытащили их в гей-клуб, сославшись на то, что здесь они уж точно не столкнутся с сумасшедшими фанатками), пока дело не доходит до танцев. Да, Дженсен уже некоторое время мысленно перебирает способы отомстить Тому и Майку за то, что они заставили его надеть жилетку без застежек, узкие джинсы и ковбойскую шляпу. Но Джаред в сетчатом топе смотрится вызывающе сексуально, а мельком увидев, как восхитительно джинсы обтягивают его задницу, Дженсен еще несколько секунд не может собраться с мыслями.

Джаред явно получает удовольствие от вечера, и, надо признать, с Томом и Майком и правда приятно затусить, поучаствовать в их безумных клоунских выходках. Несмотря на то, что они живут в одном городе, возможность увидеться у них выпадает редко, не чаще раза в пару месяцев. Они все вместе сидят за столиком и осушают стопку за стопкой, и тут ди-джей объявляет танец для именинника. Дженсен потрясенно моргает, особенно когда ди-джей приглашает Дженсена поучаствовать.

Дженсен бросает на Майка гневный взгляд, и Том слегка сжимает его предплечье. Джаред тянет его за руку, заставляя встать. Они вдвоем выбираются на танцпол, и Дженсен чувствует на себе десятки взглядов. А Джаред… он никогда не видел, чтобы Джаред так нервничал.

- Мы актеры, Джа, - шепчет он, ненавязчиво понукая Джареда занять более-менее танцевальную позицию. – Просто играй свою роль, - похоже, этот совет помогает, потому что тело Джареда расслабляется, становится гибким и податливым.

Дженсен делает еще шаг вперед, прижимаясь к Джареду бедрами, и утыкается лбом в изгиб между его шеей и плечом.
- Расслабься, Джа, - шепчет он. Это в его планы на вечер точно не входило, но Дженсен научился не разбазаривать свои шансы, а когда еще у него в руках окажется Джаред – послушный и готовый к большему, чем просто объятье в конце встречи.

Джаред спотыкается, путаясь в отяжелевших конечностях, и Дженсен вынужден крепче прижать его к себе, чтобы тот не повалился носом вперед. Вопреки всякому здравому смыслу короткие выдохи и тихие причмокивания, когда Джаред облизывает губы, заводят Дженсена почти до боли. Сэнди нет рядом, а Джаред вцепляется в него, теплый, довольный, такой весь из себя Джаред, и сохранить здравый смысл оказывается чертовски сложно.

Когда ди-джей предлагает поцеловать именинника – Дженсен готов спорить на что угодно, что Майк и Том приплатили ему за этот сценарий праздника – Дженсен отбрасывает всякую осторожность и, притянув Джареда к себе, просто целует. Кажется, он умер и попал в Рай. Или в Ад? Когда Джаред поднимает руки и обхватывает ладонями его лицо, пол уходит у Дженсена из-под ног, оставляя его в какой-то эйфорической невесомости.

Теплые, нежные руки поглаживают его щеки. Джаред заставляет его сильнее запрокинуть голову, и Дженсену приходится крепче ухватиться за его плечи, чтобы удержать равновесие. Соблазн прикоснуться к лицу Джареда становится непреодолимым, и он проводит рукой по его щеке, ощущая кончиками пальцев колючую щетину.

Когда поцелуй прерывается, Дженсен закусывает губу, чтобы удержать рвущийся из горла тихий стон. Воздуха не хватает, и он уже готов продолжить, но замечает, что его партнер едва держится на ногах. Джаред начинает заваливаться, и Дженсен, резко возвращаясь в реальность, быстро подхватывает его за талию.

- Давай, Джа, - шепчет он. – Пойдем присядем.
Еще секунду назад он был на седьмом небе, но мысль о Дэннил в Северной Каролине и о Сэнди в Лос-Анджелесе возвращает его на грешную землю.

Твою же мать. Он в полной жопе.

***

Остаток вечера уходит на то, чтобы доставить Джареда до дома живым. Дженсен ложится в гостевой спальне. Он не звонит Дэннил, хотя и знает, что стоило бы – но кровать такая мягкая, что, устроившись поудобней, он уже не может заставить себя подняться.

На следующий день Ким, сжалившись, дает им отгул до обеда, и Дженсен на радостях едва не обещает его расцеловать, но одергивает себя: они с Джаредом еще не говорили о том, что произошло накануне, и о поцелуях, пожалуй, лучше пока не шутить.

Мало того, что им выпадает возможность выспаться после бурной вечеринки, Джаред даже успевает спокойно собрать вещи для поездки в Лос-Анджелес. Они с Сэнди что-то запланировали на выходные, и Джаред ощутимо нервничает. Дженсен собирался поговорить с ним – еще с тех пор как Джаред признался, что они с Сэнди на грани разрыва – но удачного момента не представлялось. Джаред, когда говорил об этом, был в стельку пьян, так что Дженсен воспринял его опасения не слишком серьезно. Но что-то у этой парочки не так, уж это-то ему очевидно.

Пока Джаред спит, Дженсен несколько раз достает телефон, чтобы позвонить Дэннил, но каждый раз передумывает, решая, что, наверное, было бы неправильно звонить и рассказывать ей о прошлой ночи сейчас, когда Джаред может проснуться в любой момент.

Вечером они берут Сэди с собой на площадку. Дженсен нещадно дразнит Джареда за это, но на самом деле он сам пообещал принести ей втихаря от хозяина какое-нибудь лакомство из буфета в награду за то, что она отвлекает Джареда от мыслей о поездке и о Сэнди. После съемок Джаред только успевает переодеться – и ему уже пора в аэропорт. Дженсен крепко обнимает его на прощание.

- Удачных выходных, - от всей души говорит Дженсен. Что бы там у Джареда с Сэнди ни произошло, это наверняка просто маленькая выбоина на их пути. – И позвони, если будет совсем туго, - добавляет он: они же друзья.

- Когда поедешь домой, не забудь Сэди, - шепчет ему на ухо Джаред, стискивая Дженсена в железных объятьях, но при этом избегая его взгляда.

- Вали уже, - отшучивается Дженсен. Он отпихивает Джареда, стараясь не придавать излишнего значения тому, что Джаред пытается не встречаться с ним глазами. Все наладится, Дженсен это точно знает. Джаред вернется, исчезнет это странное напряжение, и все будет, как прежде.

***

Дженсен привозит Сэди к Джареду домой, кормит ее и Харли и выпускает их на задний двор. Он слишком устал, чтобы вести собак на прогулку, и предлагает: в пятницу Дженсен проведет с ними всю первую половину дня и приготовит им бекон, если они простят его и не нажалуются Джареду.

Добравшись до собственной постели, Дженсен моментально отключается и спит двенадцать часов подряд. Проснувшись, он собирает сумку с вещами и немного продуктов и отправляется к Джареду домой.

Раздается сигнал мобильника. Дженсен знает, что Дэннил оставила ему как минимум одно сообщение. Еще немного – и объяснение, что он не звонил, потому что был занят, присматривая за похмельным Джаредом, не прокатит. Но он не знает толком, что сказать. Да, Дэннил всегда хочет от него честности, и знала, на что идет, решив встречаться с Дженсеном, когда тот был в полном раздрае, но это не значит, что он готов причинить ей боль.

Когда он заходит в дом, Харли и Сэди, обезумев от счастья, начинают с лаем носиться вокруг него, наступая на ноги, обнюхивают мешки с продуктами и тычутся мокрыми носами ему в колени.

- Ладно, ребята, угомонитесь, - говорит он, проходя в кухню. Поставив пакеты, он выпускает собак на задний двор.

Дженсен уже заканчивает раскладывать продукты в холодильник, когда звонит Дэннил, и на этот раз он отвечает сразу же.

- Привет, детка.

- О, мы начали отвечать на звонки? – в голосе Дэннил слышится немного беспокойства, но в основном – раздражение. Дженсен подходит к двери и зовет собак обратно в дом.

- Да, что-то вроде того, - отвечает он. – Дело не в том, что я не хотел с тобой разговаривать, просто день рождения Джареда прошел безумно, а потом у него было похмелье, и все было странно, и мне надо было помочь ему пережить сегодняшний день и посадить его на чертов самолет в Лос-Анджелес.

- Так, выдохни, - говорит Дэннил. Она прищелкивает языком, и Дженсен мысленно видит, как она сидит у себя в квартире, накручивая на палец рыжую прядь и задумчиво поджав губы. – Я не судья и не прошу тебя дать показания или предоставить алиби.

Дженсен хочет рассмеяться, потому что она, как всегда, бьет не в бровь, а в глаз. Может, она и не судья, но он себя чувствует как на скамье подсудимых. Она имеет право знать, где он – Дженсен все-таки ее парень.

- Я не пытаюсь оправдываться, - говорит Дженсен. – Мне ужасно стыдно, что я с тобой не разговаривал. Это нормально, что ты хочешь, чтобы твой парень отвечал на звонки. Прости.

- Дженсен, у тебя все в порядке? – спрашивает она чуть более высоким голосом.

- Не знаю, - признается Дженсен. – Я идиот.

- Всего-то? – фыркает Дэннил. – Это мы и так знали, Дженсен, - он невольно смеется в ответ, зная, что этого она и добивалась. – Так что случилось? – спрашивает Дэннил тихо и с интересом, ничуть не обличительно.

Дженсен опускается на диван, пытаясь решить, как лучше объяснить все произошедшее на дне рождения Джареда.

- Ну, можно я просто резюмирую, что Том и Майк – порождения зла, и на этом закончим? – предлагает он.

Дэннил смеется и Дженсен слышит, как она ерзает, видимо, устраиваясь поудобнее.

- И они подстроили все так, что я поцеловал Джареда на танцполе после нашего с ним медленного танца под «Come Away With Me”.

Дэннил потрясенно ахает и начинает хохотать.
- О нет. Ох, Дженсен, - она пытается восстановить дыхание, а Дженсен вынужден признать, что это и правда чертовски забавно. Если бы речь шла не о нем и Джареде, он бы посмеялся над всем этим гораздо раньше.

Дженсен рассказывает о ди-джее, и о танце, и о том, как это произошло – как-то само собой, и что это было одновременно и потрясающе, и кошмарно, и в итоге Джаред так нарезался, что Дженсен боялся не дотащить его до дома.

- И как он был наутро? – она задает этот вопрос со сдержанным любопытством, как и все предыдущие, и Дженсен понимает, что единственный возможный ответ – честный.

- Ну, проснулся с диким похмельем, - он слышит, как Дэннил сочувственно прищелкивает языком. – А потом пора было идти на съемки, и ему надо было собираться к отъезду, так что тема так и не всплыла.

- Это меняет что-нибудь между вами?

- Нет, - отвечает Дженсен. Сэди подходит к нему и толкает носом его ноги до тех пор, пока Дженсен не поднимает их, чтобы она могла улечься между диваном и кофейным столиком.

- А между нами? – ее голос дрожит, и впервые за весь разговор Дженсен отчетливо понимает, какой беззащитной она себя, должно быть, чувствует.

- Нет! – Дженсен произносит это резче, чем рассчитывал, и заставляет себя сделать глубокий вдох, прежде чем продолжить. – Нет, конечно. Дэннил, я все еще считаю, что у меня с ним никаких шансов. Джаред же по-прежнему с Сэнди, а я… - он сглатывает и продолжает: - Я по-прежнему люблю тебя.

Он слышит в трубке дыхание Дэннил и терпеливо ждет, зная, что она собирается что-то сказать. Харли тыкается носом Дженсену в живот, и он поглаживает его, ощущая под пальцами шелковистую шерсть его ушей.

- Это все, что мне нужно знать, - наконец произносит Дэннил. Судя по голосу, она взяла себя в руки, и Дженсен жалеет, что он сейчас не с ней и не может обнять ее, нежно поцеловать в плечо, ласково прикоснуться к ее лицу. Ему хотелось бы выразить свою любовь не только словами.

- Я рассказывала тебе о серии, которую мы сейчас снимаем? – голос Дэннил внезапно звучит легко и непринужденно.

Дженсен улыбается и отвечает:
- Нет. Расскажи.

Он позволяет ей говорить не один час – о сплетнях со съемочной площадки, о ее агенте, о семье. В какой-то момент он поднимается, чтобы накормить собак и сунуть в духовку замороженную пиццу, не отнимая трубки от уха. Он и сам иногда вставляет несколько слов, и с неожиданным облегчением понимает, что перестал думать о Джареде. В самом конце разговора Дэннил ненадолго замолкает, и Дженсен начинает волноваться.

- Все нормально? – спрашивает он.

- Да, Дженсен, все будет хорошо. Я люблю тебя.

- И я тебя.

- Спокойной ночи, малыш.

Никого рядом нет, так что Дженсен посылает в трубку воздушный поцелуй – хотя если бы кто-нибудь потом упомянул это, он бы все отрицал.

Повесив трубку, Дженсен съедает пиццу и снова выпускает собак. Затем ставит фильм и открывает бутылку вина. Фильм заканчивается довольно рано, но Дженсен все равно вымотался, так что он принимает душ и умывается в хозяйской ванной.

Он честно собирался вернуться в гостевую спальню и спать там, но выйдя из ванной, он обнаруживает на кровати Джареда Сэди, и присаживается рядом, чтобы приласкать ее – она ведь тоже скучает по Джареду. А потом оказывается так естественно прилечь и дать глазам немного отдохнуть. Как он очутился под одеялом, Дженсен и сам не заметил, но когда Сэди спрыгивает на пол и, тявкнув, трусит прочь из спальни, у Дженсена уже нет сил встать и куда-то идти.

Наутро он просыпается со стоящим членом, окруженный со всех сторон запахом Джареда. Для дрочки в постели лучшего друга нет и не может быть никаких оправданий, независимо от того, влюблены ли вы в вышеуказанного друга. Дженсен со стоном поворачивается на бок. Крепко зажмурившись, он приказывает себе продолжать спать.

Пять минут спустя он все еще не спит, эрекция все еще не опала, и решимость тает на глазах. Вздохнув, Дженсен откидывает одеяло и проводит ладонью по члену. Он думает о Дэннил, о том, как у нее всегда чуть перехватывает дыхание, когда он пробегает пальцами по ее животу, вниз, к внутренней стороне бедер; как она обхватывает маленькой ладонью его член, в то время как вторая рука мнет в горсти его яйца.

Он со вздохом опускает левую руку ниже и почти до боли сжимает мошонку, продолжая стремительно надрачивать свой член правой.

Запах Джареда проникает всюду, и Дженсен невольно думает о том, как потрясающе было бы, если бы это Джаред гладил его своими огромными руками. Он помнит, как Джаред охватывал его лицо ладонями – сильными, уверенными, такими здоровенными ладонями.

Сердце Дженсена колотится, как бешеное, и он чувствует, как поджимаются яйца. Если он продолжит думать о Джареде, то долго не продержится. Он опускает руку еще ниже и трет сжавшееся отверстие, проталкивает кончик пальца внутрь. Оргазм оглушителен. Дженсен закусывает губу, удерживая рвущийся наружу стон – кажется, что если он будет вести себя тихо, это как-то смягчит его вину.

Постепенно сердце возвращается к привычному ритму. Дженсену холодно и тесно в собственной коже – будто она усела на пару размеров, и теперь ее с трудом налезает на его тело. Он хочет запустить пятерню в волосы, но обе руки измазаны спермой.

Дженсен со вздохом поднимается с постели. Он делает мысленную зарубку – не забыть сменить простыни – и, пытаясь справиться с чувством вины, отправляется в душ.

***

Чуть позже звонит Джаред, и Дженсену приходится напомнить себе, что Джаред сам попросил его пожить у него дома, чтобы присмотреть за собаками.

- Привет, Джа, - говорит Дженсен. – Как солнечная Калифорния?
Он знает, как Джаред беспокоился из-за этой поездки, и хочет быть на связи, если что-то в этом маленьком раю пойдет не так.

Слушая рассказ Джареда, Дженсен не может подавить крошечный укол ревности. Голос Джареда звучит так счастливо и довольно, и Дженсен изо всех сил хочет разделить его радость, но теперь надежда, что Джаред и Сэнди не смогут разобраться со своими проблемами в отношениях, теплившаяся где-то в глубине души, окончательно угасает. Повесив трубку, Дженсен похлопывает Харли по животу и говорит себе, что ничего не изменилось. Он же сам накануне сказал Дэннил именно это, их положение остается прежним, и он рад за Джареда.

Весь остаток дня Дженсен пытается собраться и уйти, но все время всплывает то одно, то другое дело – сводить собак на обещанную долгую прогулку, вымыть их миски и насыпать в них еще корма, а потом взгляд Дженсена останавливается на Wii-приставке, и следующие несколько часов он проводит, поглощенный Guitar Hero, потому что Джаред всегда обставляет его в эту игру, и это совершенно несправедливо. Потом он понимает, что скоро надо будет снова кормить собак, и было бы глупо уезжать, если ему почти сразу придется возвращаться.

И в итоге оказывается, что уже слишком поздно, и у него нет сил возвращаться домой, так что он снова укладывается в кровать Джареда. Джаред, в конце концов, никогда об этом не узнает.

***

На следующее утро, хорошенько выгуляв собак, он насыпает им корм – и тут возвращается Джаред.

- Джа? – разум Дженсена словно в тумане, мысли не поспевают за происходящим. – Все в порядке? Я думал, ты позже приедешь, - он готов поклясться, что Джаред только вчера по телефону попросил встретить его в аэропорту в одиннадцать вечера.

- Да, извини, - отвечает Джаред. – Ээм, возникли кое-какие сложности, и Сэнди пришлось уехать пораньше. А оставаться там одному мне не хотелось.

- Но все хорошо, да? – какое-нибудь пояснение было бы не лишним, потому что вчера Джаред был доволен – более чем доволен жизнью – но ранний отъезд с этим никак не вяжется. К тому же Джаред проигнорировал его вопрос, и это тоже спокойствия не внушает. – Джа?

- Да, все хорошо, - произносит Джаред, - просто вчера была какая-то безумная ночь. Думаю, мне лучше прилечь. Хочу выспаться к завтрашним съемкам. Тебя провожать не надо? – и Джаред, развернувшись, выходит из кухни и идет в направлении спальни.

В направлении своей кровати. Кровати, в которой Дженсен спал две ночи подряд, один раз отмастурбировал и до сих пор не сменил простыни. Твою же мать.

- Это должно остаться между нами, - сообщает он Харли и Сэди, пытаясь придать голосу строгости. К чему Джареду лишняя информация? Отвесив себе мысленный пинок, Дженсен еще раз выпускает собак на задний двор, раздумывает, не проверить ли, как там Джаред, но отговаривает себя от этой идеи и наконец уходит, на прощание наказав собакам вести себя хорошо.

Он не хочет показаться паникёром, но ранний приезд Джареда – это нехороший признак, так что добравшись до дома он набирает смс-ку. Просто короткое: «Эй, приятель, позвони, если соберешься поесть где-нибудь или что еще».

Он подумывает о том, чтобы позвонить Сэнди, но не хочет так откровенно совать нос в чужие дела, так что в итоге решает просто дождаться утра, когда они с Джаредом снова увидятся. Что бы ни произошло в Лос-Анджелесе, Дженсен так или иначе заставит Джареда все ему рассказать. Если только Джаред психует не из-за их поцелуя. В таком случае у Дженсена проблемы посерьезней – вроде того, что придется искать другую работу и похерить свою карьеру. Так что, пожалуй, он просто не будет думать о том, что дело может быть в этом.

***

Всю следующую неделю Джаред держит Дженсена на расстоянии, ссылаясь то на усталость, то на необходимость еще подучить сценарий. К пятнице Дженсен решает, что с него довольно. Во время перерыва на обед он вылавливает Джареда в его трейлере.

- Я подумал, - не сходить ли нам куда-нибудь вечерком, - начинает он в ответ на вопросительный взгляд Джареда.

Джаред качает головой и делает встречное предложение:
- Как насчет остаться у меня и заказать пиццу? Я как-то не готов к выходу в свет, но посидеть и поболтать было бы здорово.

У Дженсена нет выбора, так что он соглашается – по крайней мере, ему не пришлось долго уламывать Джареда и говорить, что он заказал столик у Мортона, чтобы поставить его перед фактом.

Вечером Дженсену таки удается выиграть у Джареда большую часть раундов в Guitar Hero, но, как бы ему ни хотелось верить, что дело в его субботней практике, он уверен, что Джаред просто витает мыслями где-то слишком далеко, чтобы сосредоточиться на игре. В конце концов обилие спиртного и поздний час убеждают Дженсена, что пора действовать – сейчас или никогда.

- Так ты не хочешь рассказать мне, что происходит, Джа? – Дженсен надеется, что в его вопросе прозвучали любопытство и готовность поддержать, а не требование. Он же и правда беспокоится. Джаред всю неделю был сам не свой, и так и не ответил Дженсену прямо, почему внезапно оборвался его уик-энд с Сэнди.

Джаред явно пытается подобрать правильные слова для ответа – минута за минутой проходят в полной тишине, а Джаред так и сидит, опустив голову на руки и тяжело дыша. Дженсену хочется обнять Джареда за плечи, сказать ему, что все в порядке, но он не может первым нарушить тишину. Он свой вопрос задал, теперь ход за Джаредом.

Наконец Джаред говорит – очень тихо, срывающимся голосом:
- Мы с Сэнди… все кончено.

Мир покачнулся. Как будто со стороны Дженсен видит, как кладет ладонь Джареду на спину, слегка надавливая, пытаясь успокоить, хотя у него самого мысли разбегаются.

Джаред сидит, сгорбившись, судорожно глотая воздух, и от него волнами исходит боль, такая сильная, что это на секунду оглушает Дженсена.

Джаред ерзает и говорит:
- Я в порядке, - и это вытряхивает Дженсена из оцепенения. Он быстро сдвигается, так что они оба оказываются лежащими на диване, и притягивает Джареда к себе.

- Мне жаль, Джа. – тихо произносит он.

Джаред кивает.

- Мне тоже, - говорит он. – То есть, мы оба понимали, что дело к тому идет, - Джаред пожимает плечами, и у Дженсена сердце готово вырваться из груди. Он даже представить не может, что сейчас чувствует Джаред, потерявший Сэнди после трех с лишним лет отношений.

- От этого не легче, - Дженсен кладет ладонь поверх его сердца и слушает, как дыхание Джареда медленно выравнивается: он засыпает.

***

В понедельник Дженсен добирается до площадки раньше Джареда. Когда Шэннон вскользь бросает, что вот бы на этой неделе настроение у Джареда было получше, Дженсен, не задумываясь, рассказывает ей о Сэнди и говорит, что Шэннон сегодня стоит быть помягче с Джаредом.

За день еще несколько членов команды подходят к нему и спрашивают о Джареде и предлагают свою помощь – и Дженсен не видит в этом ничего странного. Они же все здесь – одна большая семья.

Так что когда Джаред затаскивает его в свой трейлер и начинает орать что-то о доверии и о жалости – это словно пощечина. Это так непохоже на Джареда, что Дженсену кажется, это какая-то шутка – пока Джаред не выплевывает совершенно чужим голосом:
- Убирайся!

На мгновение Дженсен замирает от потрясения, а потом, крутанувшись на каблуках, выходит, прежде чем скажет что-нибудь, о чем потом пожалеет.

***

Благодаря «Сверхъестественному» и съемочной группе Дженсен, оказывается, совсем забыл, как скучно и одиноко может быть на съемках, когда рядом нет лучшего друга. Нет, Джаред постоянно поблизости. Но в то же время он будто и не здесь, за неделю он ни слова не сказал Дженсену за пределами текста сценария и обсуждения технических моментов.

В выходные он в очередной раз говорит об этом с Дэнни.

- Это просто нелепо, - жалуется он. – Нет, я понимаю, что он расстроен, но он закрывается. Я никогда раньше не видел, чтобы он так надолго уходил в роль. Ходит задумчивый, подавленный и все время молчит. А ведь обычно это мне тяжело отпустить персонажа, у Джареда с этим проблем не бывало.

- Ну а что ты можешь сделать? – серьезно спрашивает Дэннил. – Похоже, поговорить с ним сейчас – не вариант.

- Это еще мягко сказано, - фыркает Дженсен.

- Так чего хорошего в том, чтобы терзаться по этому поводу, если ты все равно ничего не можешь поделать?

- Да я понимаю! – восклицает Дженсен. – Но мне кажется, он даже есть перестал, - он опускает голову на руки и трет пальцами виски. – Я уже все перепробовал, но он слышать ничего не желает!

- Ох, милый, - вздыхает Дэннил. – Я понимаю, что тебе тяжело, но это не твоя ноша.

- А Чэд ничего об этом не говорил? – Дженсен не хотел об этом спрашивать, но он уже просто на стенку лезет от беспокойства.

- Хочешь, чтобы я спросила у Чэда? – недоверчиво переспрашивает Дэннил. – Отлично, но не вздумай потом говорить, что я ничего не делаю ради тебя.

- Я такого никогда и не говорил, - ворчливо отвечает Дженсен. – Спасибо, малышка.

***

Смс-ка, которую Дженсен получает от Джареда в конце следующей недели – единственное подтверждение того, что Дэннил поговорила с Чэдом.

Но он оставляет сообщение без ответа. Вряд ли слово «Предатель» расшифровывается как «Прости, что я вел себя как последний козел, давай сходим куда-нибудь».

Так что он просто ложится спать с надеждой, что у Чэда есть в запасе пара фокусов, которые помогут вытащить Джареда из пучины тоски. Едва только он засыпает, как раздается сигнал телефона, и он отвечает, не глядя, кто звонит. В первую секунду на том конце провода – только молчание, а затем кто-то откашливается, и у Дженсена внутри что-то переворачивается.

- Джа? – спрашивает он. Он садится и нашаривает очки, чтобы посмотреть на часы.

- Да, - раздается в ответ. – Привет, Джен.

- Ты знаешь, сколько сейчас времени? – интересуется Дженсен.

- Знаю, - отвечает Джаред. Дженсен ждет, что он скажет дальше.

- Ну? – наконец подталкивает он.

- Ну, похоже, в последнее время я был полным засранцем, а? – говорит Джаред, взволнованно и жалобно.

- Что-то вроде того, - соглашается Дженсен, не зная, что еще сказать.

- Джен, прости, - просит Джаред.

Сердце Дженсена начинает биться в два раза быстрее. У него будто камень с души свалился.
- Так как ты сейчас? В порядке? – спрашивает он.

- Нет, не думаю, - говорит Джаред. – Но я работаю над этим.

- Это хорошо, Джа, - Дженсен не может удержаться от похвалы; его переполняет облегчение. – Очень хорошо.

- Так ты не в обиде?

- Нет, - улыбается Дженсен. – Я не обижаюсь.

- Отлично, - Джаред шумно выдыхает, и ничего хорошего это не предвещает. – Потому что завтра мы идем тусить. С Чэдом.
В голосе Джареда слышится недовольство, но Дженсену плевать, и он с облегчением смеется.

- Дай угадаю, - говорит он, переводя дыхание. – Стрип-клуб.

- Именно, - подтверждает Джаред. – Я позвоню завтра, уточню детали.

- Договорились, - говорит Дженсен. – Спокойной ночи, Джа.

- Увидимся, - говорит Джаред и вешает трубку.

Остаток ночи Дженсен спит, как младенец.

***

Дженсен никогда не был любителем стрип-клубов. Но сейчас ему не пристало жаловаться – когда Джаред наконец-то по собственной воле решил куда-нибудь выбраться. А еще Дженсен знает, что сегодня ночью не избежать неловкости: девушки будут виться вокруг Джареда, а Дженсен – изнывать от желания вжать его в стену и целовать до тех пор, пока тот напрочь не забудет о стриптизершах и вообще о том, что ему нравятся женщины.

Да, ночь обещает быть долгой.

Когда они наконец усаживаются за стол, который устраивает Чэда, и им приносят напитки, Дженсен невольно вздыхает от облегчения.

- За свободу! – предлагает Чэд, поднимая стопку, и Дженсен с радостью осушает свою порцию текилы, пусть даже есть что-то неправильное в том, что они с Чэдом пьют за свободу, хотя оба состоят в отношениях. Но это – ночь Джареда, так что Дженсен молча берется за вторую стопку.

- Ну что, парни, чего мы желаем? Танец на коленях? Хочешь, Джаред? – Чэд воспринимает задачу найти Джареду особую подружку на ночь с пугающим энтузиазмом. Повернувшись к Дженсену все с тем же блеском в глазах, он спрашивает: - А как насчет тебя, Дженсен?

- Я здесь только для моральной поддержки, - быстро открещивается Дженсен. Он ерзает на сиденье, пытаясь устроиться поудобней, и случайно задевает бедром бедро Джареда. Прикосновение обжигает, и он на мгновение застывает, прежде чем снова нацепить на лицо улыбку.

- Уверен? – Чэд – это порождение зла. Пожалуй, надо бы как-нибудь им с Джаредом сесть и серьезно поговорить о своих друзьях. Вначале Майк и Том, теперь еще Чэд.

- Да, уверен, - Дженсену удается негромко рассмеяться – легко и уверенно.

- Потому что если ты это из-за Дэннил… - продолжает Чэд. И уж о чем о чем, а о Дэннил Дженсен сейчас точно не думает. Хотя, наверное, думал бы, будь он хорошим бойфрендом.

- Это не из-за Дэннил, - перебивает Дженсен.

- Чувак, не дави, - вмешивается Джаред. – Нет, значит нет, - Джаред приобнимает его за плечи и слегка наклоняется вперед, словно защищая его от Чэда.

- Тогда, видимо, ты у нас сегодня единственный счастливчик, - вздыхает Чэд, качая головой.

- Как, а ты не хочешь поучаствовать? – спрашивает Джаред, переходя в наступление, и Дженсен пользуется этим мгновением, чтобы собраться с мыслями. Ему нужно успокоиться.

Девушка, легко вспрыгнувшая на их стол – горячая штучка. У нее длинные ноги и низкий тягучий голос, сочащийся обещанием, хотя она говорит всего лишь: «Привет, джентельмены».
Дженсен – простой смертный, и когда перед ним соблазнительно извивается красивая женщина, определенные части его тела на это реагируют, пусть даже разум и говорит «Спасибо, не надо».

Джаред наклоняется, вторгаясь в его личное пространство.
- Джен, если тебе неудобно, то оставаться необязательно, - тихо говорит он ему на ухо, и его голос, такой близкий и обеспокоенный, отнюдь не помогает – так что Дженсену хочется проклясть богов, которые наверняка сейчас смотрят на него сверху и смеются.

- Не в этом дело, Джа, - говорит Дженсен, пытаясь, чтобы это прозвучало мягко.

Джаред кладет руку Дженсену на спину. От его ладони исходит ровное тепло, и этот жест, несомненно, призванный успокоить, только усиливает контакт между ними, заставляя Дженсена напрячься еще сильнее. Господи, обычно он не так чутко реагирует на Джареда.

- Просто помни, ты можешь уйти в любой момент, - губы Джареда все еще прижимаются к его уху, и он снова чувствует себя школьником.

- Мне нужно отлить, - бросает Дженсен, практически выбегая из-за стола.

Он не может дышать, ему нужен воздух. В туалете никого нет, и пару мгновений Дженсен просто стоит перед раковинами, тяжело дыша. Он расстегивает верхние пуговицы на рубашке и вытирает выступивший над бровью пот. Господи, да что же с ним творится! Минуту спустя Дженсен подходит к раковине и сует руки под холодную воду. Намочив бумажное полотенце, он прикладывает его сзади к шее.

Почувствовав, что может выйти и не умереть при этом от нехватки кислорода, Дженсен направляется к барной стойке. Пожалуй, сейчас самое время выпить, потому что вернуться к столику трезвым Дженсен не в состоянии.

Бармен кивает Дженсену. Он слегка приподнимает бровь, когда Дженсен заказывает четыре порции текилы, но, разумно промолчав, выставляет перед ним четыре стопки одну за другой.

Дженсен выпивает их все и, облизнув губы, рукой вытирает несколько капель с подбородка. Он поворачивается к столику и замирает при виде Джареда.

Джаред сидит, широко расставив ноги, и на коленях у него извивается Мэнди или Мисти, или как ее там зовут. Джаред прижимает ладони к ее спине, такие широкие, что кажется, он может охватить ими талию девушки. Но не это захватывает Дженсена, а то, что Джаред смотрит прямо на него, широко раскрытыми потемневшими глазами.

Кажется, будто все вокруг перестало существовать, а время остановилось. Дженсен чувствует, что Джаред уже на грани, видит, как он на мгновение зажмуривается, пытаясь бороться с подступающим оргазмом. Но Дженсен по-прежнему смотрит на него, и когда Джаред снова открывает глаза, Дженсен ясно видит, как он кончает – глаза распахиваются еще шире, рот приоткрывается в беззвучном стоне.

Это неожиданно интимно – видеть, как Джаред кончает в переполненном стрип-клубе. Он не должен знать, как Джаред выглядит в такой момент – воображение Дженсена и так услужливо подсказывает ему, как тот сейчас хрипло стонет девушке в ухо.

Дженсен отворачивается и жестом подзывает бармена – к счастью, для того, чтобы заказать еще одну порцию, можно обойтись без слов.

Когда Дженсен наконец возвращается к столику, Джареда там нет – наверное, это и к лучшему. Он проскальзывает на свой стул, наверное, немного неуклюже.

- Поаккуратней, парень, - говорит Чэд. Официантка приносит еще один раунд, и Дженсен уже берется за свою стопку, но Чэд перехватывает его запястье. – Давай дождемся Джареда, ладно?

- Джаред очень милый, только иногда бывает совсем не милый, - сообщает Дженсен.

Непонятно, с чего Чэд так расхохотался – все ведь совершенно понятно и логично. Особенно учитывая, что в последние пару недель Джаред был совсем не милый.

- Господи, меня прислали сюда присмотреть за Джаредом, а не за тобой, - бормочет Чэд.

- Я могу о себе позаботиться, - заверяет его Дженсен.

Чэд не выглядит убежденным.

К счастью, тут возвращается Джаред, и Дженсен может больше не беспокоиться за Чэда.

- Джаред, - говорит Дженсен. – Ты как раз вовремя – мы собираемся еще выпить! – он пытается встать, но голова отяжелела, так что он просто подается вперед.

Рука Джареда, по-прежнему такая теплая, тут же опускается ему на спину.
- Да, Джен, - говорит Джаред. – Сколько ты уже выпил?

- Сам не знаю, - говорит Дженсен. Он смотрит Джареду прямо в глаза. Такие красивые, теплые карие глаза, в которых появляются искорки, когда Джаред улыбается. Но сейчас Джаред выглядит обеспокоенным, и Дженсен не может сдержать смеха, потому что он-то прекрасно себя чувствует. – Правда не знаю, Джа, - добавляет он, потому что, может быть, если он повторит, Джаред перестанет волноваться.

Джаред разговаривает с Чэдом. Похоже, они обсуждают что-то серьезное, потому что Джаред говорит этим своим серьезным голосом. Дженсен дергает его за руку.
- Ну же, Джа. Выпивка ждет, - сегодня неподходящий вечер для серьезных бесед и настроений, и Джаред это поймет, если выпьет свою порцию.

- Не уверен, что тебе нужно еще, дружище, - говорит Джаред, посмеиваясь и похлопывая Дженсена по спине.

- Это последняя, давай, Джа, ну пожалуйста, - уговаривает Дженсен, пытаясь смотреть обиженно и жалостливо. С Джаредом такой взгляд всегда срабатывает, так что и сейчас, наверное, получится.

- Ладно, - соглашается Джаред. – Но больше я тебе пить не дам, слышишь?

- Да, да, Джа, - говорит Дженсен. Он дожидается, пока все поднимают свои рюмки. - За хороших друзей, - предлагает он. Хочется сказать больше, но мысли разбегаются, и он не знает, как описать то, что сейчас чувствует. Вместо этого он наклоняется поближе к Джареду и говорит просто: - Я скучал по тебе, Джа.

- Знаю, - отвечает Джаред. – Я вел себя, как последняя свинья. Извини.

Дженсен не слишком вслушивается в слова Джареда. Его сейчас больше интересует рука, которую Джаред так и не убрал с его спины, поддерживая его и успокаивая.

- Ладно, Джен, - зовет Джаред. – Пойдем.

- Мы уходим? – спрашивает Дженсен. Он ведь знает, что еще очень рано.

- Да, пора домой, - Джаред встает и помогает подняться Дженсену.

***

Проснувшись на следующее утро, Дженсен первым делом осознает, что его обвивают чьи-то руки. Затем он разом вспоминает еще три факта:

1. Он видел, как Джаред кончает в стрип-клубе.
2. Есть вероятность, что перед тем, как вырубиться, он сообщил Джареду, что влюблен в его глаза.
3. Он определенно проснулся в какой-то момент и провел добрый час, обнимаясь с унитазом под чутким наблюдением Джареда.

Дженсен размышляет, не слишком ли еще поздно переосмыслить свою жизненную стратегию. С существующей у него в последнее время явные проблемы.

Он чувствует, что Джаред начинает отстраняться, и хватает его за руки, не давая отодвинуться. Ему нужна еще минутка, чтобы разобраться, почему Джаред его обнимает.

- Прости, Джен, я не… - в голосе Джареда слышится паника, а Дженсену сейчас своей собственной паники с головой хватает.

- Все нормально, Джа, ты еще совсем недавно был с Сэнди и машинально прижимаешься к теплому телу рядом. Я уверен, ты со сна принял меня за нее, - вполне разумное объяснение, кажется. А если и нет, что ж, сейчас несусветная рань и ему херово.

Дженсен со стоном перекатывается на спину.
- Я ложусь обратно спать. Чувствую себя, как кусок дерьма.

Джаред что-то говорит перед тем, как подняться, но Дженсен проваливается в сон, и слова Джареда пролетают мимо ушей.

***

Еще слишком рано вставать – Дженсен это знает, потому что когда Джаред осторожно трогает его за плечо, он все еще чувствует себя на редкость паршиво.

- Мне пора уходить? – Наверное, Джаред хочет какое-то время провести с Чэдом до того, как тот уедет.

- Черта с два я тебя куда выпущу до обеда. Дальше туалета не пойдешь, - говорит Джаред, толкая Дженсена обратно на подушки. – Но тебе надо выпить это, - Джаред протягивает ему стакан.

При мысли о воде у Дженсена начинает крутить в животе, но Джаред, похоже, не расположен к переговорам, так что приходится подняться на локтях и взять стакан.

- Ну что, дикая выдалась ночка, а? – Джаред откидывается на спину, задевая Дженсена плечом.

Дженсен морщится и отпивает немного воды, пытаясь притвориться, что не расслышал вопрос.

Джаред приподнимает брови.

Просто несправедливо, что Дженсен умудрился влюбиться в неглупого парня. Он вздыхает.
- Каковы мои шансы, что мы просто забудем об этой ночи и больше никогда не будем ее упоминать?

Дженсен ожидает услышать в ответ что угодно, но только не смех.
- Во-первых, ты знаешь, что Чэд никогда не устанет припоминать тебе, что ты надрался в одиночку в стрип-клубе. Он так радостно об этом говорил – можно было подумать, что внезапно наступило Рождество.

Прекрасно, только этого не хватало.

- Во-вторых, - продолжает Джаред, - я тоже не согласен забывать, потому что за тобой должок. И немаленький. И я планирую его с тебя стребовать.

Дженсен закрывает глаза, надеясь, что в его голове кто-то перестанет стучать молотом по наковальне.

- И в-третьих, - Джаред ненадолго замолкает.
- В-третьих? – подсказывает Дженсен. Он не открывает глаз, потому что из-за света пульсирующая боль в голове только усиливается, но он уверен, что Джаред собирается сказать что-то ужасное.

- В-третьих, - говорит Джаред, - главный вопрос – почему тебе вчера приспичило так масштабно нализаться в одиночку без всяких видимых причин. И, честно говоря, Джен, именно поэтому я не собираюсь забывать, что вчера произошло. По крайней мере, пока не получу вразумительный ответ на этот вопрос.

Дженсен спокойно слушает Джареда, но в груди у него поднимается волна паники. Есть какая-то ирония в том, что он сох по этому парню три года, а теперь, когда Джаред свободен, Дженсен похерит все из-за того, что напился в стрип-клубе для натуралов.

- Джен? – с растущим беспокойством спрашивает Джаред.

- Да, Джа, - отвечает Дженсен. Он понимает, что всего-навсего оттягивает неизбежное, но некоторые говорят, что в этом и заключается вся жизнь.

- Не хочешь приоткрыть завесу тайны? – спрашивает Джаред.

Дженсен фыркает.
- А ты что думаешь, Джаред?

Чудо из чудес, Джаред, похоже, решает не цепляться за тему. Опустив голову, он спрашивает:
- Как ты себя чувствуешь?

- Дерьмово, - отвечает Дженсен. Приятно, что хоть здесь он может ответить совершенно честно.

- Ага, и выглядишь тоже, - говорит Джаред. – Ложись-ка ты спать.

- Спасибо, Джа, - говорит Дженсен.

- Не благодари, разговор еще не закончен, - с этими зловещими словами Джаред уходит.

Дженсен пытается снова заснуть. Но после этого разговора он просто не в состоянии. При мысли о вчерашней ночи по коже пробегает холодок. С одной стороны, есть Джаред, и Дженсен в него по уши влюблен чуть ли не с первой встречи. И теперь, когда Джаред свободен, Дженсен с удовольствием стал бы для него рыцарем в сверкающих доспехах.

Проблема в том, что Дженсен не знает, нравятся ли Джареду парни (хотя, наверное, если бы нравились, это бы уже всплыло) и в том, что Дженсен не хочет послужить Джареду лишь временным утешением.

С другой стороны, есть Дэннил, и она вот уже год – его поддержка и опора, и он любит ее, правда любит. Просто не сходит по ней с ума так, как по Джареду.

Собственно, именно в этом и заключается вся проблема.

Дженсена снова мутит. Он скатывается с кровати и натягивает одежду. Пытается придумать, как бы выскользнуть из дома, минуя Джареда и Чэда, но затем понимает, что он здесь один, и это значительно все упрощает. Если он собирается рискнуть, он сделает это правильно. А значит, сперва нужно порвать с Дэнни.

------------
*Четвертая стена – воображаемая стена между артистом и зрителем.


Часть 5

Добравшись до дома и немного придя в себя, Дженсен достает мобильник. Но вместо того, чтобы сразу позвонить Дэннил, он набирает номер Стива.

- А мне-то ты зачем звонишь? – спрашивает тот, выслушав рассказ Дженсена о предыдущей ночи и признание, что он хочет попытать счастья с Джаредом.

- Мне нужно, чтобы кто-нибудь сказал мне, что я не спятил, - объясняет Дженсен.

Стив в ответ смеется:
- Ох, Джей, я тебя обожаю, но ты правда больной на всю голову.

Дженсен ненавидит Стива и сообщает ему об этом.

- Ну Дженсен, - уговаривает тот, - то, что ты спятил, вовсе не значит, что ты не можешь попробовать. Ты же голову потерял с первого дня знакомства с ним. Не думаю, что ты сможешь просто забыть о нем.

- Не смогу, - признает Дженсен.

- Тогда иди и бери свое, ковбой, - припечатывает Стив и вешает трубку. Снова оставляя Дженсена один на один с необходимостью позвонить Дэннил.

- Ну что, как дела у Чэда? Он утешил Джареда? – спрашивает она, сняв трубку.

- Да, - говорит Дженсен, пытаясь придумать способ как-то смягчить удар, сделать так, чтобы ей было легче. Только вот нет такого способа. Он вздыхает. – Детка, я должен… Я не могу… - он не знает, как это сказать.

- Ох, Дженсен, милый, - мягко говорит Дэннил. – Я понимаю.

- Мне так жаль, - выдавливает он. Что тут еще скажешь?

- Я знаю, - Дэннил замолкает ненадолго, и Дженсен тоже молчит, ждет, пока она продолжит. – Мне надо идти, - ее голос звучит выше, чем обычно. – Просто… эмм… не звони мне несколько дней, ладно?

Ему больно это слышать, но она имеет право на подобную просьбу.

- Хорошо, - произносит он, сцепив зубы. – Береги себя.

Он долго сидит в гостиной, не включая свет, позволяя комнате постепенно погрузиться в полумрак. Возможно, он только что совершил самую большую глупость в своей жизни. Или самый удачный поступок – зависит от того, как все сложится дальше.

Наконец Дженсен поднимается и отправляется в душ. Кожа все еще кажется липкой и грязной после стрип-клуба, волосы пахнут дымом. Может, он мыслит штампами, но чтобы начать все с чистого листа, ему и самого себя хочется ощущать чистым, свежим. Он заканчивает одеваться, когда звонит телефон. Дженсен знает, что это Джаред, и отвечает не сразу – сначала нужно взять себя в руки. Когда он все-таки снимает трубку, в животе у него порхает целая стая бабочек: сейчас он наконец-то признается во всем.
- Привет, Джа, - здоровается он и замолкает, ожидая гневной отповеди.

- Дженсен, приятель, ты как? – спрашивает Джаред.

Интересно, как он должен ответить на этот вопрос? Неожиданно для себя Дженсен издает какой-то истерический смешок.

- Все в порядке, Джаред, - выдавливает он. – Прости, что сбежал. Дела.

- Да все нормально, чувак, - спешит успокоить его Джаред - он будто не хочет слушать. – Я просто волнуюсь за тебя. Ночка выдалась не из легких.

- Вот спасибо, что напомнил, Джа. Как раз то, что мне сейчас нужно услышать: как я выставил себя полным придурком, - и это еще мягко сказано, думает Дженсен. – Умеешь ты поднять человеку самооценку.

Джаред смеется.
- Честность – лучшая политика.

Дженсен понимает, что Джаред пытается его подбодрить, но он сам так долго врал и притворялся, что теперь в этих словах ему слышится только упрек.

- Но серьезно, Дженсен, - начинает Джаред, и желудок Дженсена падает куда-то вниз. Никогда он не любил предложения, начинающиеся со слов «Но серьезно…» - Нет, не переживай, - торопливо добавляет Джаред. – Я понимаю, что утром я слишком давил и напугал тебя.

- Джа, - Дженсен судорожно пытается придумать, как бы вклиниться в этот монолог и приступить к объяснениям.

- Нет, Джен, дай мне закончить, ладно? Я хочу, чтобы ты знал, что я понимаю. И больше не буду на тебя давить. Мы снова будем друзьями. Летом мне этого очень не хватало, и в последние пару недель тоже. Поэтому, пожалуйста, давай просто забудем о прошлой ночи, ладно?

Дженсен молчит. Он не знает, закончил ли Джаред. Пожалуйста, пусть это будет не все, что Джаред собирается сказать. Это ведь совсем, ну вот совершенно не то, что Дженсен хотел услышать.

- Джен? – осторожно спрашивает Джаред.

Дженсен же как раз собирался начать свое признание с разговора о прошлой ночи. И что делать теперь, когда выясняется, что Джаред об это ночи хочет забыть?

- Да, - произносит он. – Неплохая мысль, Джа.
А что еще он может сказать?

- Отлично. Просто здорово, - в голосе Джареда столько радости и облегчения, что Дженсену хочется лечь и свернуться клубочком, спрятаться от всего мира. Он и не думал, что в груди может так болеть. Нужно закончить этот разговор, немедленно.

- Ну что, значит, увидимся завтра?

- С самого утра, - ухмыляется Джаред.

- Мой тебе совет: не забудь кофе для меня, - выдавливает Дженсен, пытаясь хоть как-то вывести разговор в привычное русло.

- Я что, похож на горничную? – спрашивает Джаред.

- Ты уверен, что хочешь знать ответ? – парирует Дженсен. И, слава Богу, Джаред вешает трубку.

Быть друзьями. Это Дженсен может. Он столько лет уже справляется. Наверное, оно и к лучшему: из романов с партнерами по съемкам никогда ничего хорошего не выходит. Это Дженсен знает наверняка.

Он отправляется спать, не поужинав. Где-то в глубине души теплится надежда, что наутро все выходные окажутся всего лишь кошмарным сном.

***

Неделя пролетает быстрее, чем Дженсен ожидал. Джаред снова рядом – скачет, накачавшись по уши сахаром, разыгрывает вместе с ним приглашенных актеров, и уже одно это для Дженсена – бесценно.

Он говорит себе, что слишком долго проработал в кино, раз решил, что может просто порвать с Дэннил, рассказать Джареду о своих чувствах, и они будут счастливы вместе. Так бывает только в фильмах.

Но он не может отделаться от ощущения, что что-то упускает. Иногда он неожиданно замечает, как Джаред, прищурившись, смотрит на него с каким-то затаенным огоньком в глазах. Такие взгляды одновременно выбивают из колеи и приводят в восторг, и Дженсен изо всех сил пытается не поддаваться напрасной надежде - но не может же быть, чтобы эти взгляды ничего не значили?..

В субботу вечером Дженсен приглашает Джареда в бар, чтобы прощупать почву. Возможно, если они сменят обстановку и Дженсен попробует пофлиртовать, Джаред поймет, что происходит. И Дженсен получает даже больше, чем рассчитывал: Джаред напрягается, дергается и легко ведется на каждую подначку.

Когда они добираются до квартиры Дженсена, он, не желая отпускать Джареда, отбрасывает всякую осторожность и торопливо предлагает:
- Не хочешь подняться?

Дженсен видит смятение Джареда, и ему хочется обхватить ладонью его лицо, потянуться, прильнуть к Джареду. Но тело не желает слушаться.

- Я как-то подустал, Джен, - качает головой Джаред. – Я тебе завтра позвоню, давай?

Дженсен, в общем-то, отказа и ожидал. Он все еще не собрался с духом, чтобы рассказать Джареду, что порвал с Дэннил. Потому что тогда придется рассказать и о причине разрыва. Все так запуталось, и Дженсен хочет позвонить Дэннил, потому что она бы могла подсказать, что делать, но этот мост он сжег в прошлые выходные. Так что он только кивает и со вздохом выбирается из машины.

***

Дженсен твердо знает, что телефонный звонок в несусветную рань, да еще и в выходной – не лучшее начало дня. Он вслепую нашаривает телефон.

- Алло? – говорит он. Точнее, пытается сказать, потому что голос со сна – как наждачная бумага.

- Почему твоя девушка считает, что я могу все испортить? – громко вопрошает Джаред.

- Что? – переспрашивает Джен. Наверное, он что-то неправильно расслышал.

- Я скоро приеду, - заявляет Джаред. – Вытаскивай свою задницу из кровати, уже полдевятого утра, - и вешает трубку до того, как Дженсен успевает произнести хоть слово.

Он со стоном переворачивается на спину. Поверить невозможно – Джаред позвонил ему в выходной в полдевятого утра!

Дотащившись до кухни, Дженсен запускает кофе-машину и уже собирается отправиться в душ, и тут до него доходит, что именно сказал Джаред.

Черт.

В панике он звонит Крису. Тот не берет трубку, и Дженсен оставляет сообщение:

«Крис, кажется, Дэннил что-то сказала Джареду, и теперь он собирается приехать, а что я ему скажу? Помоги!».

Сейчас Дженсену наплевать даже на то, как жалко это звучит. Он слишком взволнован.

Он торопливо забирается в душ. Горячая вода успокаивает и помогает проснуться. Ну почему Джаред не подождал с этим разговором хотя бы до полудня?

Выйдя из душа, он с легким удивлением обнаруживает, что Джареда еще нет. Но зато можно спокойно одеться и налить себе кофе. Осушив первую чашку и так и не дождавшись Джареда, Дженсен достает телефон.

- Ты там заблудился что ли?

- Нет, просто вспомнил, что нужно забрать кое-что. Извини, надо было позвонить. Прости. Потом поговорим, старик, - Дженсен хочет потребовать, чтобы Джаред перестал вешать ему лапшу на уши, но тот уже нажал отбой.

Дженсен снова набирает Джареда, мысленно требуя, чтобы тот снял трубку.

- Да?

- Джа, - торопливо начинает он, чтобы тот не успел снова прервать разговор. – Не ври мне, хорошо? Если вдруг передумал приезжать, так и скажи, вот только врать не надо.

- Ладно, - соглашается Джаред.

- Так тебя ждать в ближайшее время? – спрашивает Дженсен, потому что эти обрывочные ответы ничего не проясняют.

- Да нет, вряд ли, - отзывается Джаред.

Все это очень странно. Дженсен не знает, что и думать.
- Ну, на вечер-то планы без изменений?

- Да, Джен, - отвечает Джаред и снова замолкает. Дженсен не может припомнить, чтобы у них раньше случались настолько неловкие разговоры.

- Хорошо, - говорит он. – Значит, увидимся вечером.

- Да, - подтверждает Джаред. Дженсен садится и долго смотрит на телефон – может быть, где-то в нем таится ответ на вопрос, что только что произошло. Он наливает себе вторую чашку кофе и прослушивает сообщение на автоответчике.

Чувак, ты только что звонил, так что я знаю: ты дома. Возьми, черт возьми, трубку. Дженсен так и видит, как несколько мгновений Крис пытается испепелить трубку взглядом. Ладно, не снимай. Тебе же хуже, чувак. Просто скажи ты ему наконец. Господи, ты же с ней порвал, чтобы попытать счастья с Джаредом, так что нечего теперь трястись, как девчонка! И не смей мне больше звонить раньше полудня. Что ж ты за человек такой?!

Хороший совет – был бы, если бы Джаред объявился. Дженсен надеется, что в баре, куда его пригласил Джаред, будет тихо, и они смогут поговорить. И правда, хватит уже ходить вокруг до около. Сейчас или никогда. Дженсен не для того три года по нему вздыхал, чтобы теперь упускать свой шанс.

***

Приехав в бар чуть раньше девяти, он отпускает водителя. Они почти не бывают в этой части города, но если вечер пройдет так, как рассчитывает Дженсен, то чтобы добраться до дома, им понадобится всего одна машина. Зайдя внутрь, он сразу замечает Джареда. Выглядит тот потрясающе. Облокотившись на барную стойку, беспечно болтает с каким-то парнем. Это не вписывается ни в какие планы, и Дженсен уже готов решительно подойти и обвить руки вокруг Джареда, когда тот встает и направляется к нему.

- Заблудился? – спрашивает Джаред, делая большой глоток пива.

- Неа, - отвечает Дженсен, оглядываясь. - Интересное местечко.

Джаред фыркает.
- Иди купи себе выпить, а я найду нам столик.

Не успевает Дженсен добраться до столика и присесть, как Джаред начинает.

- Ну, Джен, - говорит он, и по его голосу, по наклону головы Дженсен понимает, что его ждет какое-то испытание. – Как там Дэннил?

Он знает, знает, черт возьми, что сейчас самое время для чистосердечного признания, но почему-то на деле получается:
- Нормально. У нее сейчас много дел, - и ему хочется сползти под стол. Особенно когда глаза Джареда сужаются, а на скулах проступают желваки.
- Что ты там говорил насчет вранья? – напоминает Джаред. – Попробуешь ответить еще раз?

Дженсен застывает. Он представлял себе этот вечер совершенно по-другому. Абсолютно.

- Да, Джен, - продолжает Джаред. – Я, черт побери, знаю. И неважно, откуда, потому что главное, блядь, что я узнал об этом не от тебя, - когда Джаред по-настоящему взбешен, он не повышает голоса, напротив, начинает говорить тише, так что Дженсену приходится податься вперед, чтобы расслышать.

- Ну? – Джаред выжидательно смотрит на него. – Хочешь что-нибудь добавить?

Если он все знает, зачем снова рассказывать? Дженсен качает головой.

- Идиот, - вскипает Джаред. – Знаешь, в прошлое воскресенье я собирался вернуться домой и поговорить начистоту. Но ты ушел, и я решил, прекрасно, Дженсен явно испугался, так что я просто забуду обо всем – раз он этого хочет. Я тебя не понимаю, Дженсен. Почему ты ничего не сказал? Какого черта?

Дженсен смотрит, как Джаред приканчивает пиво одним длинным глотком, как четко вырисовываются мышцы шеи, когда он глотает. Джаред ставит пустую бутылку на стол, встает и выходит из бара.

Мозг Дженсена не сразу улавливает, что происходит, но, осознав, Дженсен бросает деньги на столик и кидается за Джаредом. Он не идиот. То есть, идиот, конечно, но не настолько, чтобы не понимать: если он позволит Джареду уехать сейчас, то потеряет его навсегда.

Нагнав Джареда, когда тот уже собирается забраться в машину, Дженсен хватает его за запястье. Он не думает, просто толкает Джареда к дверце и целует.

Горячо, влажно, головокружительно, особенно когда Джаред приоткрывает рот, впуская Дженсена внутрь и отвечает на поцелуй, обхватывает ладонями его лицо, мягко гладит виски большими пальцами.

У Дженсена заканчивается воздух, и он слегка отстраняется.
- Блядь, Джаред, у меня из-за тебя крышу сносит, - сообщает он. Он будто пробежал марафон – так быстро колотится сердце в груди.

- Ты невыносим, - откликается Джаред, но при этом притягивает Дженсена ближе, снова целуя, так что, наверное, он это не всерьез.

Когда Джаред наконец отстраняется и говорит: «Нет», - Дженсен, не сдержавшись, впивается пальцами в его плечо, пытаясь удержать.

- Джа, после такого поцелуя «нет» не говорят, - Дженсен устал ждать.

Джаред фыркает и снова прижимается к нему губами.
- Не здесь, умник. Домой. Нужно добраться до дома, - бедра Дженсена беспомощно дергаются в ответ на эти слова.

Джаред смеется и ухмыляется так, будто только что раздобыл пачку мармелада.
- Рад меня видеть?

Дженсен стонет.
- Ненавижу тебя, - бормочет он, чувствуя, как щеки пылают и заливаются краской. – Это так, чтобы ты знал.

Джаред кивает и толкает его к пассажирской стороне машины.
- Ну а ты – долбоеб, - откликается Джаред и добавляет с легкой усмешкой: - Так, чтобы ты знал.
Дженсен пытается притянуть его для нового поцелуя, но Джаред отпихивает его со словами: - В машину.

Надо признать, против такого Джареда – сильного, уверенного – Дженсен совсем не возражает. Но не позволять же ему расслабиться, так что, залезая в машину, Дженсен возмущенно бормочет: «Настойчивый какой».

Пока Джаред обходит машину и забирается на водительское сиденье, Дженсен успевает достаточно успокоиться, чтобы понять, что нужно спросить все ли в порядке. Вряд ли он что-то неправильно понял, но слишком многое сейчас поставлено на карту.

- Джа, - начинает он и обрывает себя.

- Да, Джен? – тихо.

- Все это… - он не знает, как именно «это» назвать, так что просто поводит рукой, надеясь, что Джаред поймет. – Все нормально?

Джаред отвечает: «Все хорошо» и нежно проводит ладонью по щеке Дженсена. Другого ответа Дженсену и не нужно.

***


ЭПИЛОГ

Дженсен нервно теребит кольцо на пальце. Водитель гонит на пределе, но это все равно недостаточно быстро, потому что Дженсен не видел Джареда целый месяц. Он соскучился по улыбке Джареда и по его расслабленному телу. Соскучился по утрам, когда Джаред, склонившись над ним, будит его нежными поцелуями. Соскучился по шуткам, понятным только им двоим.

Если коротко, то Дженсен соскучился по своему парню.

У него все еще внутри что-то сладко сжимается при мысли, что он официально может так называть Джареда. Нет, они не говорят об этом открыто – ни он, ни Джаред не готовы к лавине дерьма, которую, несомненно, обрушат на них СМИ, если они сделают публичное признание. Но все, кому нужно знать, в курсе. Чад, когда Джаред рассказал ему, просто фыркнул: «Ну слава Богу, придурки». Крис и Стив, сволочи, прислали им свадебную открытку. Внутри синей шариковой ручкой было нацарапано: «Мы знали, что вы, детишки, во всем разберетесь».

Странное дело. Дженсен так долго хотел Джареда и был так уверен, что теперь многое изменится, но по большей части все остается по-прежнему. Только с бонусом в виде секса. И, кстати, по сексу с Джаредом Дженсен тоже соскучился. Господи Иисусе, как же он хочет прикоснуться, почувствовать его вкус, заново отыскать на его теле все местечки, которые заставляют Джареда так чутко отзываться на прикосновение пальцев и губ…

По мере того, как они приближаются к дому Джареда по знакомым ванкуверским улицам, у Дженсена внутри все начинает трепетать от предвкушения. Коробки с его вещами все еще стоят у Джареда, потому что времени подыскать себе новое жилье у Дженсена не было – после финала третьего сезона он сразу улетел в Филадельфию на съемки «Кровавого Валентина».

Наконец машина подъезжает к дому, водитель отдает Дженсену дорожные сумки, и он торопится в дом – дорога до двери кажется бесконечной.

Джаред уже ждет его, придерживая Харли и Сэди за ошейники, чтобы они в порыве восторга не затоптали Дженсена. На Джареде поношенные джинсы и простая футболка, и он выглядит так, что от одного только взгляда на него у Дженсена по лицу расплывается улыбка, а волнение уступает место ровному, довольному теплу.

- Привет, ребята, - здоровается Дженсен с Харли и Сэди. Зайдя в дом, он ставит сумки на пол, а Джаред, закрыв дверь, отпускает собак. Дженсен уже опустился на колени и ждет их с распростертыми объятьями. Сэди тут же утыкается мокрым носом ему в лицо, и Харли спешит присоединиться.
- Я тоже скучал, ребята, - заверяет Дженсен, словами и руками, почесывая собакам уши и поглаживая животы.

Через некоторое время Джаред их отзывает.
- Дорогу, - требует он. – Теперь моя очередь.

От сладкого обещания в его словах кровь Дженсена закипает и быстрее устремляется по венам. Он поднимает глаза и видит, что Джаред смотрит на него; и под этим взглядом Дженсен чувствует себя желанным и любимым, чувствует, что он дома. Джаред протягивает руку, помогает Дженсену встать и тянет к себе, пока их губы не соприкасаются и Дженсен не раскрывается ему навстречу.

Дженсена окутывает знакомым теплом. Джаред обхватывает ладонями его лицо, и он невольно запрокидывает голову сильнее. Когда Дженсен наконец отстраняется, чтобы глотнуть воздуха, Джаред сдавленно стонет.

- Соскучился? – тихо смеется Дженсен.

- Сам же знаешь, - мягко отзывается Джаред. Он смотрит на Дженсена блестящими глазами и тот, вцепившись в его рубашку, тянется за очередным поцелуем.

В этот раз их прерывает Сэди, которая, требуя внимания, протискивается между их ног. Джаред со вздохом отстраняется, и Дженсен садится на корточки, чтобы почесать ее любимое местечко под подбородком.

- Я сейчас, отнесу только твое барахло наверх, - говорит Джаред, подхватывая одной рукой его сумки. Проходя мимо, он на секунду запускает пятерню в его волосы – мимолетное прикосновение, но как много оно значит для Дженсена. Полюбоваться обтянутой джинсами задницей Джареда удается недолго – Харли, решивший именно сейчас вылизать Дженсену лицо, загораживает обзор.

Ужин уже ждет на столе – Джаред разложил бумажные тарелки и коробочки с едой. Сэди сосредоточенно обнюхивает край стола, но стоит Дженсену окликнуть ее, как она немедленно поднимает взгляд и отворачивается.

Позже, когда ужин съеден, а собаки накормлены, Дженсен понимает, что не выдержит больше и минуты. Он выключает телевизор и берет Джареда за запястье. Путь до спальни занимает больше времени, чем обычно: преодолев половину ступенек, Джаред вминает Дженсена в стену, прижимаясь к нему губами, всем телом, так что между ними не остается ни миллиметра пространства. Дженсену кажется, он может полностью растворить Джареда в себе, и все равно этого будет мало.

Он запускает руку в волосы Джареда и осторожно тянет, заставляя отстраниться. Тот приподнимает бровь и Дженсен в ответ просто кивает в сторону спальни. Подавшись вперед, он слегка прикусывает губу Джареда, прежде чем подтолкнуть его вверх по лестнице.

- Задницей моей любуешься? – спрашивает Джаред через плечо.

Дженсен улыбается и, задержавшись, позволяет себе еще секунду насладиться зрелищем, а потом догоняет Джареда.
- Ты же знаешь, что любуюсь, - говорит он, запуская руку в его задний карман и сжимая.

Добравшись до спальни, Джаред толкает Дженсена на кровать и, улыбаясь, наваливается сверху. Все кажется привычным и в то же время совершенно новым, Джаред снова целует его, спускаясь поцелуями по шее, а затем возвращаясь к губам и линии челюсти, и Дженсен полностью отдается ощущениям. Джаред окружает его почти благоговейными прикосновениями, и как же он сейчас хорош собой!

От одной только их близости кровь Дженсена начинает бурлить, кожу будто жжет и покалывает. Он запускает руки под футболку Джареда, и ему удается стянуть ее через голову. Шаря руками по телу любовника, Дженсен чувствует, как ускоряется его сердцебиение.

- Мне так этого не хватало, - бормочет Дженсен, пока Джаред стаскивает с него футболку. Дженсен смеется и подается наверх, переворачивает их обоих, чтобы дотянуться до джаредовых джинсов. Они стягивают их вдвоем, совместными усилиями, и Дженсен, приподнявшись, торопливо отправляет свои джинсы следом.

Подползая обратно к Джареду, он останавливается на полпути, чтобы обцеловать внутреннюю сторону бедер, провести рукой по члену Джареда. Тот подбрасывает бедра навстречу и вцепляется в волосы Дженсена мертвой хваткой.

- Господи, - срывается с этих влажных, припухших от поцелуев губ. Джаред еще сильнее сжимает руки в волосах Дженсена и слегка тянет. Дженсен заставляет Джареда подтянуть колени к груди и, склонившись, проводит языком между ягодиц.

- Ох блядь!
Дженсен принимается трахать его языком, и Джаред дышит все громче. Звуки, которые он издает, отдаются пульсацией у Дженсена в члене. Он слышал их по телефону, весь прошлый месяц, но все совсем иначе, когда Джаред здесь, а Дженсен точно знает, как толкнуться языком, чтобы у Джареда перехватило дыхание, и все его тело замерло на секунду, прежде чем снова содрогнуться.

Одной рукой Джаред сжимает свой член, медленно подрачивая; пальцы другой все еще зарываются в волосы Дженсена. Дженсен подползает выше, прикусывает сосок. Глаза Джареда сияют, и когда они встречаются взглядами, все вокруг словно замирает. Дженсен мог бы утонуть в этих глазах.

С тихим стоном Дженсен приподнимается на локтях и тянется за презервативом и смазкой. Джаред выхватывает презерватив из его рук, с диковатой улыбкой раскатывает по члену Дженсена и сжимает его яйца. Хорошо – Господи, как же хорошо! – особенно после того, как целый месяц ему приходилось довольствоваться только собственной рукой. Дженсен не может сдержать стона.

- Джаред, - выдыхает он и больше не может говорить – только судорожно втягивает воздух сквозь стиснутые зубы. Если он не приступит к делу, все закончится слишком быстро, так что Дженсен отстраняется и толкает Джареда, заставляя его лечь. Он быстро выливает смазку себе на пальцы, раскрывает Джареда, чувствуя, как мышцы крепко сжимаются вокруг его пальцев, а затем отпускают.

А потом он толкается внутрь. Наконец-то.

Джаред снова обхватывает ладонью собственный член, но на этот раз работает ей гораздо активней. Войдя до конца, Дженсен наклоняется и целует Джареда. Он выжидает пару секунд, чтобы Джаред расслабился, а потом начинает ровные, ритмичные толчки. Джаред восхитителен – расслабленный, послушный, смотрящий на Дженсена с такой искренней любовью.

- Давай, Джа, - шепчет Дженсен ему на ухо. – Кончи для меня.

Джаред резко выдыхает и, зажмурившись, выплескивается себе на живот. Теперь Дженсен быстрее работает бедрами, вбиваясь в него снова. И снова. И снова. Еще немного – и он сотрясается в оргазме и, обессиленный, падает на Джареда.

Вскоре – слишком скоро – Джаред сталкивает его с себя и поднимается, оставляя Дженсена на кровати в одиночестве. Он пытается поймать Джареда за руку и притянуть обратно. Тот тихо смеется, и от этого звука, и от легкого поцелуя в лоб, у Дженсена внутри снова все трепещет.

- Сейчас приду, - обещает Джаред.

Из ванной доносится шум воды, а потом Джаред возвращается с влажным полотенцем. Они вытираются и отбрасывают полотенце на пол.

- Так хорошо снова оказаться здесь, - говорит Дженсен, когда Джаред устраивается подле него.

- Хм, - выдает Джаред. – Ну, наверное, неплохо, что ты вернулся, - Дженсен закатывает глаза. – В смысле, ты пахнешь лучше, чем Харли, так что я могу не выгонять тебя из постели.

- Ну, держись! – со смехом угрожает Дженсен.

- Я тебя не боюсь, - отзывается Джаред, прижимая Дженсена к себе.

Дженсен уже проваливается в сон, когда Джаред спрашивает:
- Ты уже начал подыскивать дом?

Вопрос ошарашивает, и нет, Дженсен пока об этом не задумывался. Просто знал, что, когда вернется, рано или поздно придется этим заняться.

- Пока не совсем, - осторожно отвечает он. – Но если хочешь, я завтра же начну.

Джаред молчит так долго, что Дженсен думает, уж не заснул ли?

- Джа?

- Есть у меня пара мыслей на этот счет, - наконец говорит Джаред. Его голос звучит тихо и как-то непривычно. – Я считаю, тебе нужен большой дом, с хорошей кухней, которая выходит на задний двор. Задний двор, кстати, должен быть достаточно большим, с террасой для барбекю и вечеринок, - Джаред вдыхает, прежде чем продолжить: – И чтобы там хватало места для двух собак, которые поставляются в комплекте с домом.

Все начинает складываться в единую картину. Дженсен как раз знает один дом, который идеально подходит под это описание. Он поворачивается к Джареду, чувствуя, как внутри у него все трепещет.

- Если к главной спальне прилагается высокий красивый шатен, - начинает он, и Джаред сияет в ответ, - то я беру, не задумываясь.

- Правда? – спрашивает Джаред.

- Правда, - заверяет Дженсен и прижимается к нему губами.

Как хорошо дома, - думает Дженсен, проваливаясь в сон под тихое сопение Джареда.


Конец :)


 
© since 2007, Crossroad Blues,
All rights reserved.