Антикризисная сказка

Автор: marina_rif

Бета: Addie Dee

Пейринг: NC-17

Рейтинг: R

Жанр: PWP

Дисклеймер: Все права на сериал "Сверхъестественное" принадлежат Эрику Крипке


Кризис, во всем был виноват гребаный банковский кризис, порушивший экономику и долбанувший сферу недвижимости с такой силой, что теперь по рынку труда нервно шарахалась целая армия топ-менеджеров от строительства, не знающих, куда приткнуться со своим суперопытом, знаниями и истерическим желанием сохранить хотя бы две трети от докризисных зарплат. Ладно, сойдет и половина. Ну или треть.

Только работы не находилось, и Джаред потихоньку начал лезть на стену: Дженсен, потерявший на кризисе все, вот уже третий месяц сидел дома, бесконечно перекраивал резюме под каждую мелькнувшую вакансию и занимался оформлением бумаг на продажу этого самого дома — больше не тянул выплачивать кредит.

Джаред с Дженсеном встречались примерно полтора года и уже вели разговоры о том, чтобы съехаться, но сейчас, прячась от общей неловкости под одеялом и глядя в осунувшееся, озлобленное лицо Дженсена, Джаред думал, что, похоже, совершенно не знает своего парня.

— Дженс, послушай, все наладится, не психуй так. Ну не встало, с каждым бывает. Вернись в постель, я помогу.
— Лучше затухни, Падалеки! Тебе легко говорить. Ты, блядь, свободный фотохудожник, у тебя всегда работа будет, ты даже понять не способен, какие на рынке дела сейчас творятся!
— Слушай, ну на мне-то чего срываться? Вызверился, молодец. У меня тоже сезонные спады бывают, неделями сижу на одной тупой ретуши моделей.
— Рассказывай, ага. Людишки в любое время года женятся, им всегда фотографы на свадьбы нужны, а у меня вся индустрия рухнула нахер! — и Дженсен, раздраженно натянув трусы и футболку, отошел к окну.

Джаред помолчал, не зная, что сказать. Все три месяца он честно торчал рядом, старался ободрить, вытаскивал Дженсена на улицу, заставлял жрать, спать, помогал забыться сексом.

Сперва Дженсен был настроен решительно: он ни секунды не сомневался, что специалист его уровня даже в такой неразберихе найдет нормальное место. Посмеивался над собой, над тем, что теперь придется затянуть пояс и перестать шиковать, таская Джареда по элитным клубам и дорогущим ресторанам. Но к середине третьего месяца Дженсен, похоже, впал в отчаянье. И Джареду все чаще хотелось огреть его по башке за то, что сдается. За то, что позволяет себе щедро выплескивать на Джареда свою злость. За то, что за своей рухнувшей карьерой не видит больше ни хрена.

— Знаешь, я пойду, Дженс. Я только раздражаю, а тебе, наверное, надо одному побыть и... все такое.

Дженсен поник плечами и только кивнул, стоя к Джареду спиной и пялясь в темноту за окном.

Он позвонил через неделю.

— Послушай, я... я продал дом. Переехал. И я... прости меня. Я вел себя как мудак, а ты проезжал все мои выходки и пытался помочь. Встретимся сегодня?
— Соскучился? — ехидно спросил Джаред, разом размякая и заводясь от его голоса.
— Да, — выдохнул Дженсен. — Я скину смс с адресом. Это квартира, от центра далековато. Или хочешь, я к тебе?
— Нет-нет, ни за что не пропущу зрелище: Дженсен Эклз в дерьмовой квартирке на окраине города! Это же практически ужастик!
— Никто про дерьмовую не говорил, — проворчал Дженсен, а потом не удержался, фыркнул в трубку. — Ладно, жду тебя.
— Очень ждешь? — мстительно уточнил Джаред.
— Очень, — чересчур серьезно ответил Дженсен и, помолчав, отрубил связь.


***
Все было прекрасно. Очумительно. До воя горячо. Дженсен трахал, положив ноги Джареда на плечи и поддерживая за бедра. Жестко вколачивался с идеальной скоростью и амплитудой: точно знал, мать его, что нужно делать. Стояло колом, член шлепал по животу при каждом толчке, внутри нарастал жар, и головку аж ломило от ожидания прикосновения. Неделю ж ничего не было! Джаред только с дилдо разок развлекся, снимая напряжение, а так — быстрая утренняя дрочка да потом весь день ожидание: позвонит этот психованный, загнавший себя в депрессию ублюдок или нет? Самому звонить по-глупому не хотелось.

Но сейчас все шло отлично, и Джаред едва держался, с жадностью разглядывая оскаленный, красный от поцелуев рот Дженсена, капли пота на переносице, темные острые ресницы.

— Давай, Джаред, давай, мой хороший, тугой такой, сладкий, раскрытый...

Дженсена редко пробивало на треп, обычно только после ссор или если не виделись долго, так что сейчас Джаред просто плыл от каждого слова, звука, от жаркого взгляда.
Он не мог больше терпеть и, яростно подмахивая Дженсену, потянулся к члену, обхватил плотно, начал дергать рукой, нажимая под головкой большим пальцем.

— Нет, Джаред, убери руку.
— Дженс, не могу-у-у... — хныкнул Джаред, вот же, еще немножко, чуть-чуть, и оргазм накатит, скрутит судорогой, протащит через секундную сладкую темноту.

Дженсен вдруг остановился.

— Убери. Руку. Я сказал, — услышал Джаред жесткое, холодное, и внезапно стало противно и совсем не хорошо.
— Эй. Что за номер? Покомандовать приспичило?

Дженсен отпустил ноги Джареда и наклонился близко-близко, заставляя трепетать задницей от не-движения, от бесполезной все-еще-заполненности, от ощущения разбухшей простаты, требующей внимания, возбужденной и надроченной крупным членом.

Все тело ломило от неслучившегося, отнятого оргазма, соображать не получалось совсем, только дергала мутная злость. Обожгло стыдом за свое судорожное желание подрочить. Захотелось свалить в ванную и по-быстрому закончить начатое. И чтобы чертов Эклз не видел.

Дженсен свел брови, вглядываясь в лицо Джареда, и вдруг нежно-нежно прижался губами к виску. И шепнул на ухо:

— Джаред, доверься мне. Я хочу дать тебе... показать одну штуку. Тебе будет хорошо, я постараюсь.
— Знаешь, мне начинает казаться, что тебе так не хватает твоей руководящей должности, что ты начинаешь практиковаться на мне! Я не твой менеджер, нефиг мне указывать! Я хочу спустить, и...

На лице Дженсена мелькнула искренняя обида:

— Вот знаешь, я вообще про работу не думал сейчас. О тебе только, дебил.

Дженсен закрылся и начал отстраняться. Джаред, конечно, предсказуемо ощутил себя дебилом.

— Стой-стой! Чего-то я как баба, психанул. Не знаю просто, чего от тебя ждать. Скажи, Дженс. Скажи, как ты хочешь.

Дженсен сглотнул, и тут Джаред увидел небывалое: его уши покраснели, и уверенный, циничный и непотопляемый Дженсен Эклз смущенно отвел взгляд.

— Я хочу, Джаред, чтобы ты кончил задницей, — сообщил он куда-то в сторону.
— Чего?
— Вот что непонятного?!

Джаред даже растерялся.

— Анальный оргазм? Да это ж гейский миф, Дженс. Сказка.
— Держи руки при себе, не тереби свой член, и я покажу тебе сказку, — многообещающе улыбнулся Дженсен, и Джаред, как зачарованный, кивнул.

Только Дженсен умел брать так: правильно, много, жестко. Он, сволочь, изучил тело Джареда с той же тщательностью, с которой изучал свои финансовые сводки, тенденции роста и падения рынка, диаграммы и графики. И сейчас он нашел тайное, еще нераскрытое, неизвестное даже самому Джареду. И судя по хищной улыбке, не собирался останавливаться, пока не узнает все секреты.

Чтобы сохранить хотя бы видимость контроля над ситуацией, Джаред притянул к себе Дженсена за шею и впился в его рот, кусая и вылизывая губы. Дженсен задышал чаще, дернулся членом внутри, куснул за язык, а потом, не отрываясь от поцелуя, сунул руку под подушку, на которой лежал Джаред. Звякнуло знакомо.

— Это наручники? — в полном офигении выпалил Джаред. — Так, поправочка. Это мои наручники для той провалившейся журнальной съемки. Откуда они у тебя?
— Спер из твоей студии, — пожал плечами Дженсен, как будто красть рабочий реквизит у своего парня — самая нормальная штука.
— И давно?
— Не особо. Но мечтал об этом давно, — и Дженсен снова покраснел. Ну что за удачный день! Подарок за подарком.

Дженсен потянулся наружу, наклонился, лизнул ноющий анус быстро, по кругу, и приказал:

— Перевернись.
— Я не соглашался на такое, — насупился Джаред.
— Ты терпеть не умеешь, я тебя знаю. Дрочить начнешь. Горячий слишком. Это тебе поможет.
— Вот же ты манипулятор хренов, — буркнул Джаред, но перевернулся на живот как-то слишком поспешно.

Наручники защелкнулись за спиной, и Дженсен потянул за них вверх, вынуждая Джареда встать на колени.

Он безжалостно засадил на всю глубину, Джаред ощутил, как по головке растекается капля смазки, и застонал, не удержался:

— Так, о-ох, та-а-ак...
— Знаю, мой хороший, знаю.

Дженсен трахал, как бог, регулируя угол, контролируя Джареда, то натягивая цепь наручников, то отпуская, так что ноги разъезжались от слабости и предоргазма, застрявшего на одном невыносимо остром пике.

Джаред потерялся во времени. Он не мог бы сказать, сколько Дженсен трахает его: полчаса, час или целую ночь. Из члена сочилось столько смазки, что на простынь тянулась тонкая вязкая нить, каждое движение отдавалось в простате яркой вспышкой удовольствия, но каким образом можно вот так кончить — Джаред не понимал. Он хотел, хотел так, что выл уже в голос, умолял и не стеснялся ничего:

— Подрочи, подрочи-мне-подрочи, Дженс, прошу, пожалуйста, ну пожалуйста, не могу, ну не могу я!
— Забудь про член, забудь же, — лихорадочно шептал за спиной Дженсен и дергал за наручники, заставляя выпрямляться, почти сажая на себя, — у тебя только задница, слышишь? Все будет там, слушай себя, покажи мне, что ты сможешь, покажи...

И Джаред слушал, извиваясь на члене, как сумасшедший. Ему стало мало толщины, глубины, скорости, и он подмахивал так, что сводило ягодицы и бедра, внутри, в самой сердцевине, ломило бешено-приятно, горячо пульсировал анус, и тут...

Дразнящая ломота внутри стала нарастать, низ живота охватил жар, круговые мышцы импульсивно сжались вокруг члена, и накрыло такой одуряющей волной, что Джареду показалось — он вырубился на секунду. Слишком темно стало перед глазами, слишком сильно скрутило все тело, а Дженсен ловил длинный стон пальцами, гладил губы, говорил что-то, говорил, и двигался-двигался-двигался, пока вторая волна не заставила задохнуться.

И только потом Джаред ощутил, как он мягко и горячо выплескивается, как из него льется на простынь. Не было привычного выстрела спермы из перенапряженного члена, не было короткого острого спазма. Джаред провалился в оргазм всем телом и качался на его волнах, пока не разобрал наконец:

— Молодец, какой молодец, мальчик мой, мой Джаред, мой хороший, вот так, так... Господи, я не могу больше, прости, не могу!

Член Дженсена выскользнул из задницы, клацнул замок на наручниках, и Джаред услышал тихий щелчок, звук снимаемого презерватива.

— В рот, Джа-а-аред, возьми, пожалуйста...

Сил после такого дикого, такого непривычного, такого длин-но-го оргазма — нет, блин, нескольких оргазмов сразу — почти не осталось, но Дженсен опять сделал все сам. Перевернул на спину и въехал по высунутому языку Джареда ему в глотку.

Джаред с удовольствием сжал губы, сглотнул горлом, и резиновый привкус от презерватива мгновенно сменился вязким, солоноватым, таким любимым вкусом спермы, которую хотелось глотать и глотать, наслаждаясь облегченным, непривычно громким стоном Дженсена.

Дженсен напоследок ткнулся за щеку и вышел. Притянул к себе Джареда, обнимая руками и ногами.

Хотелось целоваться. Совершенно глупо хотелось положить голову на плечо Дженсену. Хотелось сказать, какой он великолепный и какой Джаред дурак, что сопротивлялся и не верил. От пережитых выкрученных ощущений и незнакомых эмоций щипало в носу. Джаред никогда не чувствовал такого раздрая и такого счастья.

Где-то глубоко ехидный внутренний голос вещал про выброс гормонов, физиологию и прочую чушь, но Дженсен прижимался так крепко и так серьезно-пытливо заглядывал в глаза, что дело, наверное, было не только в правильной стимуляции простаты, верно?

— Можно я перееду к тебе? — спросил Джаред вместо беспомощного «спасибо», которое за каким-то хреном крутилось на языке.
— В этой дыре одному-то тесно, — улыбнулся Дженсен и потерся о щеку носом, — но если разрешишь мне иногда отправлять тебя в сказку, так и быть. Я потерплю.
— Разрываюсь, — признался Джаред. — То ли назвать тебя лучшим ебарем на планете, то ли признать, что ты, мать твою, все же сказочник.
— Поставь в свой статус на фейсбуке: «Мой парень — сказочный ебарь», и, думаю, мы в расчете.

Джаред рассмеялся бы, но слишком хотелось спать. Вот прямо тут, на плече у своего сказочного ебаря.


 
© since 2007, Crossroad Blues,
All rights reserved.